Andreev.org: Фотодневники путешествий

По Греции на автомобиле. Фоторассказ. Часть 10.

По Греции на автомобиле. Around the Greece by car.
Путешествие в оливковую страну.

Содержание:

День 1-й: Подготовка к путешествию, приезд в Грецию
День 2-й: исследование Афин: Акрополь
День 3-й: исследование Афин: холм Ликавиттос
День 4-й: остров Санторини: Ия
День 5-й: остров Санторини: винный музей и ослики
День 6-й: древние Дельфы, Фермопилы, Волос, дорога в Литохоро
День 7-й: подъем на Олимп
День 8-й: святые Метеоры
День 9-й: Загория
День 10-й: полуостров Пелопоннес, мост Рио-Антирио, Chlemoutsi, древняя Олимпия
День 11-й: полуостров Пелопоннес: Каламата, Mystras, дорога до Нафплиона
День 12-й: античный Эпидавр, Коринфский канал, Аттика, возвращение домой

День 10-й. Маршрут: западное побережье Греции – Месолонги (Messolongi) – статуя Байрона – мост Rio-Antirio – Kyllini – замок Chlemoutsi – древняя Олимпия – гостиница “Hercules”.

Утром в Пераме начался 10-й день нашего путешествия. Обычно, мы уже успеваем вернуться домой из отпуска к такой круглой дате, но в Греции предстояло провести еще несколько дней, изучая полуостров Пелопоннес.
Трудовая неделя шла полным ходом; детишки в красивой сине-белой форме, с ранцами на спинах, спешили в школу; рабочий люд просыпался за чашкой кофе в тавернах. Мы присоединились к завтракающим, перекусили немного, и стали собираться в дорогу. Рядом с гостиницей заметили большое гнездо аиста, прямо на столбе линии электропередачи. Было оно сделано людьми, вернее, только внешняя проволочная стенка. Надеюсь, что веток туда натаскал сам аист.

 

Из Яннины наш курс лежал прямо на юг, мимо поселений Arta, Messolongi, к самому краю континентальной Греции. Оттуда на полуостров Пелопоннес ходили паромы, но к Олимпийским играм 2004 года с берега на берег перекинули мост. В путеводителях и на картах он до сих пор не везде обозначен; рисуют символы паромной переправы.

Шоссе E95 бодро струилось в южном направлении, было однополосным, но с широченной обочиной, то есть движение все-таки двухрядное. Как и в окрестностях Афин, западные греки перестраивались на обочину при первой малейшей возможности. Обгоны происходили часто, но без нервов, вежливо. Встречные машины мигали фарами, предупреждая о засадах, а их было немало. Статичные, как в России, полицейские выхватывали машины из трафика взмахом волшебной палочки или просто руки.

В населенных пунктах ограничение скорости 60 км/ч; обычная крейсерская скорость между городами – 120 км/ч. Правила соблюдаются не всегда, частенько поток проскакивал деревушки с робким знаком 40 км/ч на всех 140 км/ч. Один раз у встречной машины при обгоне с крыши слетел плохо прикрепленный диван(!) на другую сторону шоссе. Хорошо, что не задел никого. Марки автомобилей самые разнообразные, от старых европейских моделей, до новеньких Смартов и русских Жигулей.

По сторонам дороги стали попадаться фрутерии (frouteria) – самодельные фруктовые стенды, где местные фермеры предлагали автомобилистам купить в дорогу вкусненького. У клубничной стойки мы остановились, я выскочила, и на смести пальцев и зачаточного греческого объяснила, что хочу купить килограмм клубники. Женщина-продавец охотно закивала, отмерила на весах ягоды, после чего вывалила в пластиковый пакет, налила туда воды из бутылки, потрясла, одним резким движением разрезала пакет снизу, слила воду, поставив разрезанный пакет в целый. Причем было это проделано с отменной ловкостью и сноровкой. Мы впечатлились. И еще больше удивились, когда с меня взяли всего 2 евро. Аромат от клубники шел такой, что даже у Ильи, сидящего в машине, потекли слюнки. В целом, очень аутентичный опыт; не стоит пренебрегать придорожными фрутериями.

 

Через пару часов въехали в пределы Messolongi. “Месолонги” значит “посреди водоемов”, ранее была тихой рыбацкой деревушкой. Но в 1821-м году стала центром движения сопротивления греков в войне за независимость против турков. Через два года в город прибыл известный поэт лорд Байрон, чтобы сражаться за правое дело, но спустя всего несколько месяцев заболел лихорадкой и умер. Лорд Байрон – национальный герой Греции, очень любим тамошним народом. В центре Месолонг воздвигнута статуя в его честь, а под ней покоится сердце поэта, навсегда отданное Греции.

 

Чтобы попасть в город, надо пройти своеобразный тест – проехать через ворота Exodus gate. В 19-м веке сквозь эти ворота произошел массовый исход жителей города, когда его окружили турки. Почти все 9 тысяч человек были убиты, а немногие оставшиеся подорвали Месолонги изнутри. На сегодняшний день сложность прохождения ворот заключается в том, что единовременно через них может проехать лишь одна машина, а движение-то двухстороннее. Ни светофора, ни регулировщика там нет; въезд-выезд осуществляется на собственный страх и риск.

Внутри города все довольно понятно, улицы прочерчены как по линейке, хорошая система указателей. В центре мы заглянули в Сад Героев, где располагались статуи и мемориальные доски людей, сражавшихся в войне за независимость. Статуя лорда Байрона стояла отдельно, за оградой сада, и изображала поэта в восточном одеянии.

 

Завершив небольшую прогулку по Мессолонгам, перекусили питой с ветчиной, сыром и травками, и поехали к переправе на Пелопоннес. Ориентироваться стоит на знак “Patra”, самый большой город полуострова.

 

Новенький мост Rio-Antirio через Коринфский залив (называемый еще “малые Дарданеллы”) существенно экономил время, не нужно было подстраиваться под расписание паромов. Однако, проезд по мосту не дешев – 10.50 евро за три километра. Но какие это километры!

 

Мост соединяет городки-близнецы: Рио на Пелопоннесе, и его антипод Анти-Рио на материке. Построен он в зоне сейсмической активности, может выдерживать землетрясения до 7 баллов, и цунами. Подвесная конструкция стала шедевром архитектурного дизайна и громадным успехом конструктора-проектировщика Берджа Микаэлиани. Первыми людьми, пересекшими мост, стали спортсмены, которые несли Олимпийский огонь, за неделю до официального начала Олимпийских игр. Налогоплательщикам мост обошелся в 740 миллионов долларов, отсюда и высокая плата за проезд.

 

Трафика на Рио-Антирио перегоне почти не было; новехонькие полосы (по две в каждую сторону) стремительно бежали над волнами Коринфа, а стальные кабели собирались в причудливые треугольные узоры над головой.

 

Единственный недостаток моста в том, что он короткий. Три километра незаметно поглотились колесами Хёндаи, и мы оказались на той стороне залива, коснувшись земли полуострова Пелопоннес.

 

В войне за независимость полуостров был возвращен грекам, в том числе и при помощи русских. Тройной альянс России, Англии и Франции одержал победу в сражении при Наварине, одолев турецко-египетский флот.

Слово “Пелопоннес” происходит от имени мифического героя Пелопа и греческого “nisos”, т.е. “остров”. Кстати, по поводу Пелопа существует совершенно жуткий миф. Его отец Тантал решил выслужиться перед богами, пригласив их на торжественный обед, где сервировал, кгхм… плоть собственного сына. Боги оценили поступок, воскресили Пелопа, который потом жил долго и счастливо, даже женился на царской дочке. Внуком Пелопа был тот самый Агамемнон, чью золотую маску мы уже видели в национальном археологическом музее в Афинах.

Основные достопримечательности Пелопоннеса это: древняя Олимпия – родина Олимпийских игр; Микены – центр могущественной некогда Микенской цивилизации; Мистрас – последний всплеск поздней Византии; театр Эпидаврос с уникальной акустикой; романтический Нафплион – первая столица независимой Греции, и конечно же Коринфский канал – чудо инженерной мысли. По одному лишь Пелопоннесу можно путешествовать неделями, но, как всегда, недостаток отпускных дней не позволял нам такую роскошь. Пришлось ограничиться лишь самым основным.

Карта п-ва Пелопоннес

 

На той стороне залива нас встретила Патра – типичный ужасный южный город-нагромождение. Это третий по величине греческий порт, откуда осуществляется массовое паромное сообщение с Италией и островами Ионической группы. В городе царило хаотическое движение, по узким улицам машины ползли бок о бок; медленно, шумно, грязный от выхлопов воздух. Поначалу мы планировали пообедать в Патре, но поглядев на безобразие на дорогах решили, что собственное здоровье дороже, и лучше подыскать какое-нибудь менее оживленное место на побережье.

К юго-западу от Патры простирались бесконечные поля и оливковые сады провинции Elia. Мы бросили якорь на самой западной точке Пелопоннеса, в 78 км от моста Рио-Антирио, в деревушке Kyllini. Вот это уже походило на курорт: длинные пляжи, вода в море как на Карибах, яркая синь, переходящая в изумрудный цвет, и совсем не много людей. У воды приметили таверну “Eoy-Moy”, где сидели одни греки, судя по внешнему виду, и решили, что обедать будем здесь. Очень милая официантка немного говорила по-английски, приняла заказ на тцатзики (куда же без него!), жареную фету, vinegrated octopus, sagganaki shrimps (в томатном соусе, целые креветки с головой, обсыпанные орегано и сыром), и пол-литра розового домашнего вина. Съели всё с большим аппетитом, наблюдая за зелеными волнами и соседями-греками. Оставили стандартные 25 евро. Таверна очень приятная, красивая, вполне можно рекомендовать.

Удовлетворив потребности организмов в еде, настало время для зрелищ. Недалеко от Kyllini, на самом высоком месте мыса, вздымался древний замок (Castro) Chlemoutsi, видимый издалека. Он был построен в 1220-1223 годах французским принцем Джефри де Виллехордином, и являлся стратегическим объектом тогдашнего французского княжества-принципата. Со временем, французское название замка Clermont видоизменилось в греческое Chlemoutsi. Хорошо вооруженный замок защищал торговые пути французов и их коммерческий порт Glarenza.

 

В результате клановых женитьб, к 15-му веку Chlemoutsi оказался в собственности у одного из местных греческих князьков. Затем замок дважды завоевывали турки, потом венецианцы, пока он снова не стал греческим после войны за независимость.

 

По иронии судьбы, ни сами греки, ни французы особо замком не занимались, а вот турки приложили немало усилий по восстановлению. Поэтому сейчас архитектура Chlemoutsi напоминает этакую культурную смесь турецких мечетей, французских часовен, и греческих деталей оформления. Замок еще далеко не до конца отреставрирован, но представление о его достоинствах можно получить.

 

В билетной кассе у входа с нас взяли по три евро, выдав взамен красивые билеты, напечатанные на хорошей глянцевой бумаге.

 

Через хищного вида ворота, мы попали во внутренние помещения, обильно заросшие маками и луговыми цветами.

 

Атмосфера царила тихая и умиротворенная; замок будто бы отдыхал от стародавних событий.

 

Внутренние помещения не представляют особого интереса; все еще разрушены, кое-где видны прорехи в каменных сводах.

 

А вот крепостная стена, окружающая Chlemoutsi семиугольником, стоит самого пристального исследования.

 

 

По ней можно гулять, заглядывая в амбразуры; оглядывать окрестности, которые видны как на ладони.

 

У замка шикарное в плане стратегии местоположение, со стен хорошо просматривается и море, и острова вдалеке, и все подходы к холму. Часа-полтора гуляния по Chlemoutsi вполне хватит, чтобы оценить размах и былую мощь строения.

 

Наступал вечер. От Castro мы выехали через оливковые поля по знаку “new national highway” (шоссе E55), и через 50 км оказались в пределах древней Олимпии (Ancient Olympia), где планировали заночевать. До заката оставалось полтора часа; красивый низкий свет заливал улочки Олимпии, и, в основном благодаря ему, мы решили, что посетим место раскопок сегодня, а не следующим утром.

Первые Олимпийские игры официально стартовали в 776 г. до н.э. при царе Ифите, и с тех пор проводились раз в четыре года. Участвовать в состязаниях могли все уроженцы Греции мужского пола, за исключением рабов. Женщины не допускались на стадион даже в качестве зрителей. Тех из них, кто всё же тайно пробирался на соревнования, ловили и сбрасывали со скалы. Игры посвящались богу Зевсу, проводились во время полной луны в августе. Изначально в программу входили: борьба, гонка на колесницах и верхом на лошадях, метание диска, бег, прыжки в длину и кулачные бои. Последний раз игры проводились в 394-м году, после чего император Феодосий I, приверженец христианства, запретил их как языческое времяпрепровождение. Современные Олимпийские игры возобновились в 1896-м году, и с тех пор проводятся каждые четыре года, за исключением обеих мировых войн.

 

Вечером в Олимпии почти никого не было. Мы купили билеты (по 6 евро), и под не самыми приветливыми взглядами работников, прошли за ограду. И сразу как будто бы перенеслись на тысячи лет назад. Над местом витал очень хороший дух, ощущения спокойствия и теплоты пропитывали с ног до головы.

 

Низкие солнечные лучи пробивались через ветви оливковых деревьев, подсвечивая древние колонны, отчего те отбрасывали в сторону длинные густые тени.

 

Зачастую, на месте храмов и построек стояла лишь одна колонна для реалистичности; остальные, поверженные временем, лежали вокруг. В самом начале тропинка бежала мимо рядов с частично поднятыми колоннами, останками гимназии и палаэстры, где тренировались спортсмены перед состязаниями.

 

Слева от них возвышалась дорическая колонна Храма Геры, очень неплохо сохранившаяся с 7 в. до н.э.

 

Храму Зевса повезло меньше, ни одна из его колонн не восстановлена, а судя по наброскам – храм был внушительным, расположенным прямо в сердце Олимпии. Все 40 с лишним колонн как упали, так и лежали на земле, каскадом из отдельных фрагментов.

 

В Храме Зевса ранее стояла 12-метровая статуя бога, выполненная из золота и слоновой кости скульптором Фидием, относившаяся к 7 чудесам древнего мира. Но император Феодосий II вывез статую в Константинополь, где она сгорела во время пожара в 475 г. до н.э.

 

К востоку от Храма Зевса лежал тот самый Олимпийский стадион. Он не особо впечатляет современного человека, и больше походит на деревенское футбольное поле. Но сколько же здесь происходило событий! Кстати, до сих пор видны отпечатки стартовой и финишной линий 120-метрового спринт-трека, а также сохранились судейские места. Пространства вокруг стадиона хоть отбавляй, было где разместиться 30 тысячам зрителей.

 

Через арку стадиона мы вновь вернулись к месту раскопок, обойдя еще раз всё по периметру.

 

 

Заглянули в бывшую мастерскую Фидия, где мастер выточил статую Зевса. Ничто не нарушало тишину, лишь пелопонесские цветные ящерки шныряли по теплым, нагретым за день камням.

 

К выходу возвратились как раз вовремя, билетерша готовилась закрывать ворота. Надо было где-то пристроиться на ночлег. В первой гостинице, куда мы сунулись, мест не было; во второй захотели 60 евро; в третьей сговорились на 35. Двухэтажный отель “Hercules” стоял чуть в стороне от главной улицы (может поэтому был дешевле остальных), и своим названием поддерживал местный обычай нарекать именами богов и героев всё – от магазинов до бензозаправок. Многочисленные “Афродиты”, “Пелопы”, “Ахиллесы” и “Посейдоны” удачно дополняли ту деликатную атмосферу, присущую древней Олимпии.

Часть 1-я   |   Часть 2-я   |   Часть 3-я   |   Часть 4-я   |    Часть 5-я   |   Часть 6-я   |   Часть 7-я   |   Часть 8-я   |   Часть 9-я   |   Часть 10-я

Часть 11-я   |   Часть 12-я  

Катерина Андреева
Хьюстон, США – Греция
Май, 2006.

Фотографии:

Athens
Santorini
Delphi, Olympus, Meteora

 

 

 

 

 

 

 

Zagoria
Peloponnese

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.

3 thoughts on “По Греции на автомобиле. Фоторассказ. Часть 10.

  1. ana_z
    December 7, 2007

    отличный рассказ! теперь тоже захотелось самостоятельно съездить в Грецию.

  2. i_de_ja
    December 3, 2007

    Ну всё! Греция меня просто настигает.

  3. Michael Lin
    December 2, 2007

    Гостинница Геркулес :) У вас тоже балконные двери не закрывались?

    >> Катрин: Геркулес – это по-римски, мы ж по Греции все же путешествовали, поэтому Геракл.
    Про двери честно не помню, наверное настолько уставшие были, что сразу завалились спать, без исследования номера.