Andreev.org: Фотодневники путешествий

По Греции на автомобиле. Фоторассказ. Часть 2.

По Греции на автомобиле. Around Greece by car.
Путешествие в оливковую страну.

Содержание:

День 1-й: подготовка к путешествию, приезд в Грецию
День 2-й: исследование Афин: Акрополь
День 3-й: исследование Афин: холм Ликавиттос
День 4-й: остров Санторини: Ия
День 5-й: остров Санторини: винный музей и ослики
День 6-й: континентальная Греция: Дельфы, Фермопилы, Волос
День 7-й: подъем на Олимп
День 8-й: святые Метеоры
День 9-й: Загория
День 10-й: полуостров Пелопоннес, мост Рио-Антирио, Chlemoutsi, древняя Олимпия
День 11-й: полуостров Пелопоннес: Каламата, Mystras, дорога до Нафплиона
День 12-й: античный Эпидавр, Коринфский канал, Аттика, возвращение домой

День 2-й. Маршрут: Акрополь – Агора – завтрак в кафе “Олива” – национальный археологический музей – Монастираки – центральный рынок – храм Зевса Олимпийца – таверна “The 5 Brothers” – ночная съемка города с крыши отеля.

Первое утро в Греции началось для нас ровно в шесть. Отлично выспавшись на удобной гостиничной кровати, теперь были полны сил и желания изучать Афины. В пропавшем маленьком чемоданчике находилось в том числе и зарядное устройство для батареек фотоаппарата, и мы очень надеялись на его возвращение. С собой было три батареи, каждой хватило бы кадров на 300-400, что в принципе достаточно на 2-3 дня; но кто его знает – может в Афинах снимки расходуются в повышенном темпе.

По совершенно пустым улицам Плаки, пересекаемым лишь котами да собаками, подошли к основанию Акрополя в районе касс. Из прикрепленного объявления узнали, что сегодня (18 мая), международный день музеев, и соответственно, предоставляется бесплатный вход. Мало того, что удалось сэкономить 30 евро, так еще решили в этот же день съездить в археологический музей (запланированный на день позже), раз пошла такая игра. В Акрополь начинают пускать в 8 утра, в запасе у нас был целый час на исследование окрестностей.
Слева от входа возвышался тот самый холм Ареопаг (Areopagus), уже совсем плоский, значительно утоптанный персами и турками во время осады Акрополя. Напомню, что холм назван в честь бога Ареса, обвиненного в убийстве сына Посейдона, но оправданного советом верховных богов. С тех пор, по легенде, на холме стали слушаться дела об убийствах.

 

Наверх можно забраться по узкой лестнице, выдолбленной прямо в камне. Это, конечно, не высота Акрополя, но вид открывается чудесный, на древнюю Агору внизу и холмы на горизонте. С Ареопага нам так же хорошо были видны рабочие-реставраторы в синих комбинезонах, съезжавшиеся к Акрополю со всех сторон на мопедах. Мы спустились по другой стороне холма на маковое поле перед Агорой. Вход туда был также на замке, и нам ничего не оставалось, как не спеша побрести обратно к Акрополю.

Без пяти восемь по утренним улочкам продребезжал военный грузовичок, остановившийся аккурат у кассовой будки. Из кузова выскочило полдесятка солдат в греческой форме, с винтовками наперевес. Они построились, что-то прокричали, после чего колонной вошли в ворота, бережно неся свернутый сине-белый полосатый греческий флаг. Лишь после них, немногочисленным ранним туристам было позволено войти в Акрополь. Очень рекомендуется приходить именно к открытию, чтобы выиграть хотя бы час перед приездом первых туристических групп.

 

Акрополь (Acropolis) – главная древняя святыня западной цивилизации, величественно возвышается над Афинами, и виден почти из любой точки города. Первые храмы на холме воздвигнули в микенскую эру, в честь богини Афины. Люди проживали на Акрополе до 6 в. до н.э., но в 510-м году Дельфийский Оракул провозгласил, что отныне Акрополь (“верхний город”) должен использоваться только для божественных церемоний. Может настроение у Оракула было плохим в тот день, кто знает… Тут удачно подоспели персы, снесшие дотла основную часть зданий на холме, так что греки сэкономили силы на демонтаже строений, и всерьез принялись за постройку новых. Акрополь превратился в город-храм, став зенитом достижений греческой архитектуры того времени.

Ансамбль на Афинском Акрополе начали создавать при Перикле, одержимом идеей объединения всего греческого мира во главе с Афинами (450 г. до н.э.). Были воздвигнуты Пропилеи – ворота-вход на Акрополь, Парфенон – храм богини Афины, храм богини победы – Ники, храм Эрехтейон с Кариатидами, и создана статуя Афины-Промахос. Все работы проводились под руководством выдающегося греческого скульптора Фидия. После завершения ансамбля, Фидия обвинили в незаконном присвоении драгоценной части строительных материалов, после чего сослали на Пелопоннес, где он не скучал, а создал еще целый ряд архитектурных шедевров.

 

Шли века; храмы Акрополя подвергались медленному разрушению от погодных условий, природных катаклизмов и иностранных захватчиков. Особенно досталось Акрополю в 1687 году, когда венецианцы предприняли атаку на турков, у которых в Парфеноне на тот момент был устроен пороховой склад. Всё, конечно, взлетело на воздух; не только Парфенон превратился в развалины, но пострадали и остальные храмы.

 

В 19-м веке “подкузьмил” британский посол Джеймс Элгин, потихоньку вывозивший греческие произведения искусства в Англию. До сих пор значительная их часть находится в Британском музее, несмотря на просьбы греческого правительства вернуть награбленное. Не исключено, что во время посещения Акрополя, вы столкнетесь с активистами движения по возвращению ценностей на родину, которые попросят вас отдать свой голос, и подписаться под коллективной петицией.

Сейчас Акрополь внесен в список объектов мирового наследия; реставрационные работы идут уже очень давно, в том числе при помощи иностранных археологов. Находки не увозятся далеко, а выставляются прямо в местном музее. Там же находятся оригиналы статуй Кариатид с портика храма Эрехтейона. К сожалению, современный городской воздух не идет на пользу мрамору, превращая его в пористый известняк, поэтому настоящие Кариатиды спрятаны в запаянное помещение с системой климат-контроля.

На входе каждому посетителю выдается подробный буклет со схемой Акрополя. Мы решили не терять время, а сразу же отправиться к Парфенону через ворота Пропилеи, пока его не заполонили массы туристов. Он воздвигнут на вершине Акрополя, являясь самым большим дорическим храмом Греции, исполненным целиком из пентеликского мрамора. Парфенон нес двойную функцию: служил сокровищницей, где хранились государственные денежки, а также был домом для статуи Афины-Парфенос.

Статуя, выполненная Фидием из дерева с золотым покрытием, возвышалась над смертными на 12 метров, и считалась одним из чудес света древнего мира. Для лица, рук и ног статуи Фидий использовал слоновую кость, а на месте глаз сверкали драгоценные камни. В правой руке Афина держала статуэтку Ники-Виктории, а в левой – копье, обвитое змеем. В 426 г. статую перевозили в Константинополь, после чего она бесследно исчезла с лица земли. Может спрятана сейчас в какой-нибудь частной коллекции…

 

Сам Парфенон предстал перед нами в полуразрушенном состоянии, в лесах; но даже в таком виде чувствовалась его мощь. Самые лучшие ракурсы для фотографий расположены с углов; если фотографировать “в лоб”, то строение будет выглядеть слишком плоско. Кстати, гений Фидий сумел создать оптическую иллюзию: основание Парфенона слегка вогнуто, а украшающие его колонны самую чуточку расходятся к наружи. Из-за этого храм выглядит совершенно правильным и ровным для человеческого глаза, хотя со стереометрической точки зрения таким не является.

 

На торцах Парфенона предусмотрено по 8 колонн, а на длинных сторонах – по 17. Верхняя часть богато украшена скульптурами и барельефами. С востока – сценой битвы афинян с гигантами, с юга – борьба лапитов с лесными кентаврами, с запада – сражение афинян с амазонками, а с севера – сцены Троянской войны.

Обогнув Парфенон по периметру, и полюбовавшись по пути на афинские виды, открывающиеся с вершины, мы оказались у флагштока с тем самым стягом, что утром привезли военные. Посмотрев вниз, можно было заметить каменные укрепления, сделанные для поддержки холма-Акрополя. С этой стороны Афины выглядели по-другому, но тоже не слишком организованно, и слегка “бардачно”. Я не имею в виду под этим ничего негативного; ну вот просто строение города такое, особенное.

 

После смотровой площадки мы заглянули в местный музей, нашли IX зал с Кариатидами за стеклом. Фотографировать там запрещено, смотрительницы ходят буквально по пятам, бдят, и если честно – мешают. Не то чтобы хотелось сделать контрабандный снимок, просто тяжело абстрагироваться и наслаждаться экспозициями, когда чуть ли не в ухо тебе напряженно дышат.

 

Отдохнув на лужайке с маками перед Парфеноном, мы направились к выходу из Акрополя, задержавшись по пути у храма Эрехтейона. По древней легенде, именно здесь произошло состязание Афины и Посейдона за право названия новоиспеченного города своим именем. Верховный совет богов постановил, что выиграет тот из участников, кто произведет наиболее ценную вещь для смертных. Афина создала оливу – символ мира и благополучия. Посейдон ударом трезубца высек великолепного коня (Пегас тоже его создание) – персонификацию военного искусства, силы и доблести. Победительницей признали Афину, посчитав, что олива более пригодится людям, нежели конь.
Но в построенном храме все равно прославляли обоих богов, и Афину, и Посейдона, и в довесок к ним мифического афинского царя Эрехтея, в честь которого и назвали святилище, чтобы богам не было обидно.

 

Эрехтейон (Erechtheum) – самый необычный храм Акрополя; в отличие от дорического Парфенона выполнен в ионическом ключе. Он состоит из трех частей разных размеров для компенсации неровностей поверхности холма: главной залы, северного, и южного портиков. Южный портик украшают всемирно известные статуи Кариатид, названные так потому, что женщины-модели были родом из Карии. На данный момент в окружении нежных цветов красуются гипсовые копии; оригиналы четырех мы уже посмотрели в музее. Ещё одну, настоящую, умыкнул посол Элгин, который продал её Британскому музею. Судя по всему, англичане не собираются возвращать статую.

 

Ранее на картинках портик с Кариатидами казался нам величиной чуть ли не с Атлантов в Питере. На самом деле он совсем небольшой, хотя женские фигуры и выполнены в размере, чуть превышающем стандартный человеческий.
Налюбовавшись на древности, очутились у выхода, и были ошарашены надвигающейся толпой. С трудом продрались сквозь шумную разноголосицу, и скорей-скорей побежали к выходу, остановившись лишь за воротами. Не представляю, как можно ходить по Акрополю таким стадом; деликатная атмосфера места напрочь уничтожается пусть не специальным, но отрицательным воздействием толпы.

 

Пока основная туристическая масса задержалась на Акрополе, у нас было немного времени, чтобы посетить Агору в тишине и спокойствии. Сопровождаемые лишь хохлатыми удодами, обогнули холм Ареопаг с севера, войдя в древнюю Агору.

 

Смотрительница на раскладном стульчике лишь внимательно нас оглядела, не сказав ни слова. В обычные дни вход платный; покупается либо отдельный билет (4 евро), либо действует комбинированный, приобретенный в кассе Акрополя.
Древняя Агора традиционно рассматривалась греками как тусовочное место: здесь была и рыночная торговля, и дискуссионные политические клубы, и выступали со своими идеями философы во главе с Сократом. По аналогии с поговоркой “все дороги ведут в Рим”, древние афиняне говорили “все дороги ведут к Агоре”.

 

Место очень тихое и красивое; буйные заросли луговых цветов пробиваются сквозь камни, оливковые деревья создают приятную тень, а все вместе пахнет летом и скошенной травой. Основные точки посещения в Агоре – храм Гефеста, колоннада Attalos, и церковь Святых Апостолов. Нам еще приглянулась небольшая церквушка Agios Nikolaos Ragavas в самом дальнем углу, выполненная в византийском стиле. Афиняне очень любят справлять в ней свадебные церемонии, считается, что место приносит удачу в семейной жизни.

 

Храм Гефеста хорошо виден из любой точки Агоры, расположен на высоком холме, в окружении бесчисленных олив и можжевеловых кустов. Периодически в зарослях взгляд натыкался на тётенек-смотрительниц. Они не прятались, но и не так чтобы попадались на глаза, просто сидели на стульчиках с газетками и смотрели за порядком. Интересная, однако, в Афинах традиция в музеях.

Храм Гефеста (Temple of Hephaestus) – наиболее сохранившееся здание в дорическом стиле во всей Греции. Ранее он был окружен кузнечными мастерскими, автоматически подпадавшими под защиту бога Гефеста. 34 колонны храма до сих пор исполняют свою прямую функцию, поддерживая треугольную крышу; а восточный фриз открывает посетителям изображения 9 из 12 подвигов Геракла. Не знаю, как в середине дня, но утром мы были единственными людьми в этой части Агоры.

После храма Гефеста насквозь прошли через крытую колоннаду (Stoa of Attalos), построенную при короле Атталосе II (~ 160 в. до н.э.), полностью восстановленную американцами в середине 50-х годов прошлого века на деньги Рокфеллера. Внутри колоннады есть музей Агоры, где выставлены все находки с места раскопок; можно заглянуть при желании.

 

Время приближалось к 10, а у нас еще не было во рту и маковой росинки. Для позднего завтрака решили вернуться в Плаку, по пути посетив еще одну Агору, на этот раз Римскую.

 

По большей части Римская Агора предстает как кучка руин, восстановительные работы в процессе. Но можно полюбоваться на хорошо сохранившуюся Башню Ветров (Tower of the Winds), 8-угольное строение, спроектированное астрономом Андроникусом, и выполнявшее функции компаса, клепсидры, флюгера и солнечных часов.

 

Спустившись в Плаку, расположились на мягких диванах в кафе “Олива”, прямо на открытом воздухе.

 

В это же время туда ввалилась группа младших школьников, человек 20 во главе с учительницей. Но вели они себя хорошо, не сильно галдели, да и нам было интересно понаблюдать за греческими детьми.

 

Остальные посетители кафе не обращали на них никакого внимания, занятые завтраком, традиционно состоящим из микроскопической чашечки кофе, сигареты и газеты. Наши люди. Я вот утром тоже есть совсем не могу, часов до 11-12, но в отпуске аппетит, как ни странно, активизируется.

 

Самые распространенные едальни в Греции – таверны, работающие с утра до позднего вечера, предлагающие широчайший ассортимент. Но есть и специализированные заведения. Например, hasapotaverna – ресторанчик при мясном рынке; biraria – таверна, в которой все блюда подаются с пивом; psistaria – там уважают мясо-гриль; psarotaverna – рыбное место.

Завтракать греки начинают довольно поздно, да и остальные приемы пищи смещены по времени. Обедать не садятся раньше двух, а ужинать вообще после 10. Чтобы завтрак оказался поплотнее, можно заказать свежеиспеченную питу; с сыром называется tyropita (наш любимый вид), а со шпинатом – spanakopita. Кроме того, в таверне “Олива” предлагали и блины с ветчиной, сыром и грибами, а также фраппе.

Frappe очень известный напиток по всей Греции; когда не знаете что заказать, берите его. В длинном стакане смешивается растворимый кофе, сахар и сгущенное молоко со льдом, после чего подается посетителю вместе с трубочкой. Отличная вещь, особенно в жару.
Большинство таверн в Афинах обустроено не стульями, а диванами, особенно уличные павильоны. Как утонешь в мягких подушках, вытянешь уставшие ноги, так и уходить не хочется; хороший маркетинговый расчет со стороны хозяев заведений. Но город ждал, и собрав волю в кулак, мы отправились на дальнейшее изучение столицы.

Карта центра Афин

 

Так удачно выпавший “день музеев” стал причиной изменения первоначального плана, в результате чего мы поехали в национальный археологический музей. Только предварительно заскочили в отель, позвонили в авиакомпанию по поводу потерянного багажа, но ничего нового не узнали.

 

Археологический музей (National Archaeological Museum of Athens) расположен в стороне от Плаки, в районе Omonia – Exarchia. Добраться решили на метро, во-первых, удобно, а во-вторых было любопытно, как оно у греков устроено. Ближайшая к гостинице станция “Acropolis” обозначалась привычной буквой “М”. Внизу в вестибюле билеты продавали и тётеньки в окошках, и автоматы, чьими услугами мы решили воспользоваться. Всё оказалось предельно просто: суешь денежку (80 евроцентов на одного), нажимаешь кнопку, получаешь напечатанный билет. А вот дальше пошли удивительные вещи. В афинском метро не оказалось турникетов со страшными, хлопающими деталями. Вместо них на высоте человеческого роста возвышались желтые ящики-сканеры, к которым снизу надо было поднести билет. Т.е. по идее в метро можно пройти свободно, если вас не смущает возможный вариант получения штрафа в размере 30 евро.

Стены вестибюля сделали застекленными, за которыми таинственно мерцали артефакты, найденные во время прокладывания линий метро. В районе Акрополя земля оказалась настолько урожайной, что каждый ковш экскаватора поднимал на поверхность целые россыпи амфор. Поезда в метро ходят очень часто, каждые 3-4 минуты.

Без проблем доехав до станции “Omonia”, мы вышли на улицу 3-го сентября, окруженные бесчисленным количеством народа и оглушенные афинским трафиком. То ли был какой локальный час пик, то ли еще что, но движение выглядело жутко и хаотично. Особенно страшили мотоциклы, совершающие опасные маневры в массовых количествах. Свернув на улицу Marni, мы не торопясь плыли в потоке греков в сторону музея. За пределами Плаки греческий народ выглядел по-другому, одевались преимущественно в черные и коричневые цвета, никаких там мини или декольте, всё довольно скромно.

Национальный археологический музей хорошо виден издалека. В этот день люди подтягивались к нему со всех сторон, все же бесплатный вход, но потом как-то умудрялись рассредоточиться по залам, так что давки не было. Фото-рюкзак попросили сдать гардеробщице, в музее запрещена фото- и видеозапись в любой форме.

В первую очередь нам хотелось найти золотую посмертную маску Агамемнона, что оказалось делом не хитрым. Маска находилась под стеклянным колпаком с десятком сигнализаций, прямо перед входом в центральный зал; пропустить её невозможно. Она относится к так называемым “микенским находкам”, сокровищам из могил в Микенах, раскопанных Генрихом Шлиманом. Кроме маски, Шлиман нашел и Вазу воинов, которую считал главной добычей в своей карьере.

У стен красовались стеллажи с золотыми кубками из Вафио – городка близ Спарты, известного захоронениями в форме улья. Экспозиции медицинских инструментов наводили ужас; они выглядели вполне современно, включая гинекологические зеркала и стоматологические зонды. В другом зале людей притягивали фрески Фиры с острова Санторини, отлично сохранившиеся настенные росписи. Существует мнение, что эти фрески изначально находились в мифической Атлантиде.

Ну и, конечно, коллекция скульптур совершенно уникальная, от мраморных, до бронзовых. Тут тебе и представители архаического периода – Kouros – молодые люди с несильно выраженными анатомическими подробностями, выполненные явно под влиянием египетской культуры; и огромная голова Зевса с отдельной рукой, по ширине как две человеческие ноги. В табличках даны сноски, откуда привезен мрамор для скульптур: Delos, Persian и др. Статуи очень старые (5 в. до н.э.), поэтому часто невозможно догадаться, что они держат в руках, так и указывается “uncertain”.

Из бронзовых самые впечатляющие: двухметровая “Youth of Antikythira” с острова Antikythira, “Посейдон” (“Poseidon”), “Жокей” (“Horse with the Little Jockey”), поднятые со дна морского у мыса Artemision в начале 20-го века, и “The Marathon Boy”.

Чтобы совсем доконать потрясенных посетителей, в последнем зале устроена выставка достижений греческого гончарного мастерства, а также амфоры. Сонмы красивейших бутыльков, черно-белые вазы-лекифы, терракота с искусной черной росписью из Аттики, терракота с красной росписью времен Перикла, амфоры вытянутые, сплюснутые, с двумя ручками, с одной, и вообще без оных; конусообразные чаши с глазами, которые нельзя поставить на стол; да чего там только не было!

К концу второго часа мозг уже отказывался воспринимать нахлынувшую на него волну древностей, пора было выходить. Музей нам понравился необыкновенно, несмотря на то, что в отпусках мы предпочитаем другой вид отдыха.

К середине дня накатила усталость, организм давал понять, что все еще считает данное время суток техасской ночью. Надо было где-то пересидеть пару часиков, и мы в тихом темпе побрели в сторону Монастираки.

 

Монастираки (Monastiraki) – старинный торговый район Афин, расположенный к северо-западу от Плаки, и основанный турками во времена оттоманской империи. Название произошло от слова “монастырь”, одна из церквей которого, Pantanassa church, до сих пор возвышается напротив станции метро.
Рыночная торговля в Монастираки представлена на любой вкус, от ювелирной до блошиной. Найти здесь можно абсолютно всё, что пожелает ваша душа: самовары, военную китайскую униформу, драгоценности, старинные книги, столовое серебро, кожаные куртки, и прочее, прочее, прочее.

Блошиный рынок (Flea market) раскинулся в окрестностях площади Plateia Avissynias, особо многолюден по воскресениям, обладает атмосферой настоящего восточного базара, где торговаться не только можно, но и нужно. Кроме рынков в Монастираки полно цивильных магазинов с красиво оформленными витринами и забавными манекенами.

Перед погружением в мир торговли, мы осели в ближайшем уличном кафе, заказав гирос, тцатзики и мясной шашлычок-сувлаки. Цены оказались раза в два ниже, чем в Плаке. Гирос (gyros) – закуска на ходу, что-то вроде шавермы, когда продавец срезает мясо острым кинжалом с вращающегося, метрового штыря. Нарезка укладывается в кулек-конвертик, куда может быть добавлен йогурт тцатзики, помидоры, лучок. Отличный, горячий перекус, к тому же очень сытный.

По улице шныряли цыгане с бубнами, даже сделали попытку подойти к нашему столику, но были посланы. Чернокожие марокканцы занимались своим привычным делом – продавали на расстеленных по земле белых простынях CD с музыкой. Недалеко от нас в кафе появилась стайка девушек, привлекших всеобщее внимание, в обтягивающих майках, больших очках и мини юбках; гречанки так не одеваются. И точно – полилась украинская мова. К слову, греческие мужчины носят совсем невыразительную одежду, черного или мышиного цвета, и в целом напоминают инженеров советских времен.

 

Закончив перекус, мы отправились в сторону центрального рынка, посмотреть, как устроена продуктовая торговля, а может чего-нибудь и прикупить. Мясные ряды ломились от туш; продавцы (все мужчины) больше походили на ресторанных зазывал. Они стояли не за прилавком, а перед, всячески стараясь привлечь внимание потенциальных покупателей. Их белые халаты были грязнущие, все в кровавых разводах, и мы постарались быстрее проскочить эту секцию.

Однако, при мясных рядах работал и ресторанчик-столовка. Еще дома прочитали про патсу (patsa) – густой супчик из потрохов, очень уважаемый рабочими греками, и недооцененный иностранцами. Утверждалось, что это блюдо из разряда “любовь/ненависть с первой ложки”. Морально мы приготовились его попробовать, но запах, царивший в мясных рядах, отбил весь аппетит и желание заглядывать в столовую.
Помнится, когда в старших классах в школе приходилось подрабатывать в продовольственном магазине, я старалась подальше находиться от деревянного топчана, на котором рубилось мясо. Тяжелый, кровавый дух неприятно шибал в нос, запомнившись на всю жизнь.

 

В рыбной секции рынка дела обстояли куда лучше. Продавцы располагались на положенном им месте за прилавком, одетые в резиновые сапоги и такие же фартуки. Да и грех было закрывать собой то многообразие морского мира, что мы там увидели.

 

Больше всего поразили контейнеры с ктулхами-осьминогами, фиолетовыми щупальцами вываливающиеся наружу. Россыпи кефали, окуней, креветок всех размеров, кальмаров да крабов красовались в идеальном порядке на ледяных подушках. Цены не радовали. Даром, что Греция – морская страна, а вот поди ж ты, морепродукты очень дороги. Кило барабулек 26 евро, больших креветок – 12, крабы/осьминоги по 7-10 евро за штуку.

 

Мясной и рыбный рынки размещались под крышей в павильонах, а через дорогу от них, на открытом воздухе начиналось фруктово-овощное-ореховое царство.

 

Чаны с фисташками и сушеными абрикосами, изюмом и грецкими орехами, фиги, горы черешни, японских слив, так и притягивали. В отличие от рыбных, цены приятно удивили, благодаря чему соблазнились на черешню по 1,75 за кило (привет хьюстонской по $3.99 за фунт!) и локву вообще по евро за килограмм.

 

Греческий язык на рынке знать не обязательно, все прекрасно объясняются на пальцах.

 

Разморенные солнышком, пошли отдохнуть в гостиницу на пару часиков, где нас поджидала радостная весть – привезли чемоданчик! Всё было на месте, и даже линза не разбита и не поцарапана. Чудеса.

 

Когда до заката оставалось полчаса, решили сходить к Храму Зевса-Олимпийца, протестировать линзу, валявшуюся неизвестно в каких условиях, а заодно закончить музейный бесплатный день. От гостиницы до храма было минут 7 пешком, достаточно лишь перейти оживленную улицу Leoforos Vasilissis.

 

Храм Зевса-Олимпийца (The Temple of Olympian Zeus) – самый гигантский во всей Греции, превышает своими размерами даже Парфенон. И хотя он не сохранился полностью, из 104 колонн осталось лишь 15, но и их достаточно, чтобы представить – каким было строение в изначальном виде. Входная плата в обычные дни 3 евро. На закате колонны изумительно подсвечивались садящимся солнцем. Стоять рядом с ними было страшновато, человек внизу казался настоящим микробом по сравнению с этими коринфскими гигантами.

 

Храм начали строить в 6 в. до н.э., а закончили лишь через 700 лет. Строители готических европейских соборов явно взяли данный факт на вооружение 🙂 На момент завершения постройки, у власти находился император Hadrian, который приказал возвести внутри статую Зевса, а рядом – свою собственную, причем почти такого же размера. Надо ли говорить, что вскоре обе статуи исчезли с лица земли, какому богу такое понравится?! Поваленные временем и иностранными захватчиками колонны также испарились, их унесло ураганом 1852-го года.

 

Вечером народа в парке не было совсем, представилась отличная возможность побегать со штативом везде, где хотелось, обойти холм с колоннами вдоль и поперек, и конечно, не уставать удивляться способности древних греков возводить такие махины.

 

С этой точки Парфенон отлично виден справа, нависающий над городом, но солнце также светило с его стороны, делая съемку затруднительной. А для храма Зевса лучшего света и нельзя было придумать; колонны казались хорошо очерченными и рельефными на фоне синего с облачками неба.
Минут через 10 подошла билетерша, поинтересовалась, сколько времени нам еще нужно, а то пора закрывать ворота. К тому моменту мы исследовали все, что планировали, и поблагодарив тётеньку, направились обратно в Плаку.

 

До позднего вечера бродили по сувенирным лавочкам, даже прикупили чего-то. В одном из магазинчиков русская продавщица спросила по-английски: “Чем я могу вам помочь?” Но после ответа: “Тем-то и тем-то, а вообще мы по-русски отлично понимаем”, сказала “Я сейчас”, и больше не появлялась 🙂
Интернет-кафе в Плаке дороговаты, но люди с привязанностью к виртуальному миру не пожалеют 2-3 евро за 30 минут. Да, забыла упомянуть, что со снятием денег нет никаких проблем, банкоматы расположены на каждой улице. В нашем случае они не брали никакой комиссии, что оказалось приятным сюрпризом.

 

Недалеко от Римской Агоры решили поужинать в таверне “The 5 Brothers”. Зазывалы ресторана, все мужчины в чёрном, усердно выполняли свою работу, то бишь расписывали проходящим мимо туристам прелести заведения. Нас проводили к уютному столику под оливковым деревом. Справа в развалинах грелись коты у прожекторов (научились у римских сородичей :), слева играл на мандолине уличный музыкант, на столе таинственно мерцала и подмигивала свеча. Идиллию нарушили вездесущие цыгане, принявшиеся совать мне в руки крошечный букетик цветов. Недобро посмотрев, Илья так на них рявкнул, что цыган сдуло и отнесло от ресторана на сотню метров. На месте хозяев таверны, я бы озаботилась “цыганской проблемой”; впечатления от места стремительно понеслись вниз.

Мы не были сильно голодны, поэтому ограничились оливками, тцатзики, fish roe salad, двумя бокалами пива, и хлебом. Надо сказать, что в течение всего путешествия старались на закуску брать тцатзики, так как хотели посмотреть (и попробовать), чем он отличается в разных регионах Греции. Самым лучшим, на наш взгляд, оказался тцатзики на острове Санторини, и у подножия Метеор; но я опять бегу впереди паровоза.

Тцатзики (tzatziki) – это кремовый йогурт, перемешанный с натертым огурцом, с добавлением чеснока, иногда мяты, тертой моркови, и политый сверху оливковым маслом. Казалось бы, проще не бывает, как он может так сильно отличаться в разных местах? Однако, это факт. Где-то йогурт делают кислее, где-то солёнее, где чеснок забивает все остальные ароматы…

Тцатзики, как и оливки (elies) перечислены в меню под заголовком “mezedes”, т.е. закуски. Туда же относился и заказанный мной салат из икринок. Taramosalata – пюре из икры барабулек или карпа, смешанное с хлебными крошками. Пользуется особой популярностью во время поста, но и в остальную часть года активно потребляется. После закусок в меню обычно идут рыбные блюда (Psaria); мясные (Kreas), куда входят мусаки и шашлыки-сувлаки; овощная секция (Lachanika kai salatika) и десерты (Glyka).
“Глика” показалась созвучным с “липко”, липко – значит много сахара, т.е. десерт, хоть одно более-менее понятное слово. Под шапкой “Глика” в греческом меню могут упоминаться и сухофрукты, и сладкий йогурт с медом (giaourti kai meli), и фиги, выдержанные в вине, и различная выпечка, и известные всем русским “восточные сладости”: нуга, пастила, рахат-лукум и халва.

Официант, приняв небольшой заказ, скривился, видимо рассчитывая на большие чаевые. В довершение негативных впечатлений от таверны “The 5 brothers”, нам принесли счет на 24 евро. Хмыкнув, пришлось сложить столбиком цены за всё съеденное, показать товарищу обведенную в кружок цифру “18”. Прохвост не растерялся, а заявил, что изначально озвученная 24 – это, оказывается, номер столика, мы, дескать, не поняли. Ага-щаз. Терпеть не могу врунов! Чаевых он, конечно, от нас не дождался; добавим сюда и отрицательную рекомендацию места.

 

Афины вовсю сверкали ночными огнями. Мы вернулись в гостиницу, прихватили из номера бутылочку Пелопоннесского “Agiorgitiko”, которое все было недосуг попробовать, и полезли на крышу отеля. Подсвеченные стены Акрополя нависали прямо над головой.

 

Именно в это время суток пришло осознание, что холм – не просто сборище храмов, а самая настоящая крепость. Ночные Афины выглядели лучше дневного города, т.к. не было видно нагромождения белых коробок-домов, лишь лампочки в окнах.

 

Повернув штатив влево, запечатлели кусочек оживленной улицы L.Vasilissis с проносящимися машинами.

 

Справа – туристов, расходящихся по отелям; а вдали – ритмично мигающие огоньки на холме Ликавиттос, куда планировали отправиться на следующий день.

 

Приговорив “Агиоргитико” на свежем воздухе и закончив эксперименты с разными выдержками, вернулись в номер. Первый полный день в Афинах оказался очень запоминающимся; хотелось надеяться на то же и на протяжении остального путешествия.

Часть 1-я   |   Часть 2-я   |   Часть 3-я   |   Часть 4-я   |   Часть 5-я   |   Часть 6-я  |    Часть 7-я   |   Часть 8-я   |   Часть 9-я   |   Часть 10-я  

Часть 11-я   |   Часть 12-я  

Катерина Андреева.
Хьюстон, США – Греция
Май, 2006.

Фотографии:

Athens
Santorini
Delphi, Olympus, Meteora

 

 

 

 

 

 

 

Zagoria
Peloponnese

 

Leave a Reply to Siqukanaka Cancel reply

Your email address will not be published.

8 thoughts on “По Греции на автомобиле. Фоторассказ. Часть 2.

  1. Юлия

    Очень подробный и интересный рассказ! Ваш “путеводитель”,Катерина,займёт первое место в нашей будущей поездке по материковой Греции!!!
    PS: не могла понять,что за неведанный фрукт локва,пока не увидела ваше фото. В России и на Кавказе его называют мушмулой :)) Я её тоже очень люблю.На наших московских рынках она появляется ранней весной и лежит до конца мая.Стоит примерно 3-3,5$ за кг.

  2. Vitalii

    Спасибо, Катерина! Очень красиво оптсана Греция!!! Я был в археологическом музее летом 2008, фотографировал в залах. Не разрешали фотографировать только одну статую – матери чего-то или кого-то, за давностью не вспомню. Хотите – скину фотографии. Правда я не мастер.

  3. Irina

    Катя, я поняла, что “цены вас не радовали”, прямо скажем, кусались. А что вас неожиданно порадовало ? Кроме архитектуры, конечно. Она там такова, что мало кого оставит равнодушным.
    Давно мечтаю побывать в Греции. Буду “гонять целевой слайд” по Зеланду. Буду приитягивать мечту в реальность. Как соберусь ехать, так сразу к вам за советом… Очень информативно пишите, со знанием дела. Спасибо!

    >> Katrin: Ирина, больше всего понравилось на о. Санторини (бело-синие домики просто улёт!), в Метеорах и в деревенской Загории. С удовольствием съездили бы еще раз.

  4. Diana

    Рассказ захватывающий – написано так, будто переносишься сам туда. Обязательно, при первой же возможности попытаемся повторить маршрут

  5. bezzzsovestnaya

    Какие же вы молодцы!
    Так подробно всё описали, спасибо.
    Сама только вернулась из Греции,
    скоро опубликую пост с фотками в своем ЖЖ.
    Наткнулась на ваш – зачиталась)

  6. natanisimova

    Ой, какие обалденные морские твари… Как же я их люблю… кушать 🙂

    Он здесь они тоже, конечно, есть, но в Грецию я бы съездила.

    А визу сложно сделать?

    >> Катрин: Зависит от места жительства. В Штатах в тот же день выдают.