Andreev.org: Фотодневники путешествий

Испано-португальский вояж на автомобиле. Часть 10

Продолжение рассказа об автомобильном путешествии по югу Европы.

– приметы корриды
– жемчужина-ангел
– фламенко в поту

Содержание:

Часть 1-я: подготовка к путешествию; центр Мадрида
Часть 2-я: Эль Эскориал и Сеговия
Часть 3-я: Толедо и ветряные мельницы
Часть 4-я: музей Прадо; переезд в Барселону
Часть 5-я: Барселона: Саграда Фамилия, парк Гуэля, Ла Педрера
Часть 6-я: Барселона: Рамбла и Готический квартал
Часть 7-я: гора Монсеррат
Часть 8-я: Альгамбра
Часть 9-я: Гибралтар
Часть 10-я: Севилья
Часть 11-я: белые деревушки Андалусии
Часть 12-я: Кордова
Часть 13-я: переезд в Португалию; Синтра
Часть 14-я: Синтра: дворец Пена
Часть 15-я: Лиссабон
Часть 16-я: Обидуш и Назаре
Часть 17-я: Томар
Часть 18-я: Порту
Окончание: Авила; возвращение домой

Часть 10-я. Маршрут: весь день в Севилье – Парасоль – музей корриды – Севильский собор – шоу фламенко.

Намотав по Испании уже не одну сотню километров, этот день мы решили сделать “безлошадным”, добравшись в центр Севильи на такси (от отеля 10 минут и 10 евро). Позавтракали в найденном заранее кафе “Confiteria la Campana” (ул. Sierpes 1-3). Мало того, что там потрясающе вкусная выпечка и шоколадные конфеты (50 евро за кило! Но 100 грамм разных устроят всех), так мы даже несколько раз заказывали кофе и чай, настолько понравилось качество.
К тому же, если сидеть на улице, можно понаблюдать за местной, нетуристической жизнью города. Вот кто-то накачивается пивом прямо с утра, хорошо погуляв накануне; с иголочки одетые мужчины и женщины спешат на работу в банк напротив; пикет из трех недовольных с плакатом “Правительство отмывает мои деньги!” бдительно охраняется десятком полицейских.

Закончив со вкуснятиной, отправились к Парасолю, до которого было рукой подать. Metropol Parasol – это деревянная конструкция, похожая на 6 связанных шляпками грибов, высотой 26 метров. По словам архитектора, на дизайн сего чуда его вдохновили своды Севильского собора и фикусы, растущие на соседней площади.

Парасоль состоит из 4-х уровней. В подземном нулевом расположен музей с археологическими артефактами, найденными при раскопках. На уровне улицы функционирует центральный рынок, крыша которого представляет собой променад для прогулок “под грибами”. Плюс, там есть маленькая, но приятная детская площадка, где дитё может с легкостью сбросить шоколадные калории. Ну а уровни 2-3 – это панорамные террасы уже на самой шляпке “гриба” (были закрыты в тот раз). В целом, интересное и не очень раскрученное место.

Жара продолжала набирать обороты, перевалив за +35°С, поэтому, прикупив на рынке мясистых фиг, мы двинулись к воде, то есть к набережной Христофора Колумба (Paseo de Cristobal Colon). В “колумбовы” времена по этому притоку Гвадалквивира курсировали грузовые корабли и лодки по всем направлениям. Сейчас же по реке лишь изредка лениво проплывал катамаран с туристами. На противоположном берегу выстроились в ряд типичные для Андалузии белые дома с балкончиками, украшенными коваными решетками.

И тут, посреди всего этого благолепия, мои верные туфли-балетки, прошедшие не одно путешествие, решили покончить жизнь самоубийством через отрывание подошвы. Вот нет бы им, паразиткам, подождать до дому, так ведь приспичило чтоб красиво, в Севилье :) Запасная пара обуви была в гостинице, так что этот день я кое-как доходила практически босиком, благо все основные точки маршрута находились недалеко друг от друга.

Рядом с набережной располагалась знаменитая арена для корриды – Маэстранса. Планируя посещение Севильи, в запале возбуждения мы конечно же хотели попасть и на корриду. Но чем больше я изучала информацию по теме, тем меньше становилось желание смотреть на смертоубийство. Ну вот не лежала душа, и всё тут! К тому же, не хотелось показывать это действо трехлетнему ребенку, полноценному члену нашего экипажа, хотя сами испанцы водят своих детей на корриду чуть ли не c младенчества. Объясняй потом, почему вечерами мы тихо-мирно читаем “идет бычок, качается”, а на следующий день идем смотреть как этот самый бычок… кончается.

Однако, муж требовал крови и зрелищ, поэтому мы решили, что на корриду он пойдет сам. При дальнейших раскопках в интернете выяснилось, что на Севильской арене бои быков проводятся начиная со Дня Пасхи и до середины октября, в основном по воскресеньям. Но коррида корриде рознь, и как мы слышали, ходить надо не на “корриду”, а на матадора, и в первый раз не на какого-нибудь новичка-новильеро, а на “имя”. Чтоб сразу прочувствовать уровень, так сказать.

Матадоры с именем обычно открывают и закрывают сезон корриды, а также выступают по особо крупным национальным праздникам. В остальные же выходные публике приходится довольствоваться зрелищем новильерос. И так получалось, что как раз в дни нашего пребывания в Севилье, никаких громких схваток не предполагалось.

– Ну и надо тебе смотреть как этот начинающий будет мучить быка, пытаясь убить его с -дцатой попытки? – уговаривала я мужа.

И таки убедила отказаться от идеи похода на новильяду – корриду, на которой убивают не взрослого, а молодого быка возрастом от 2 до 4 лет. На самом деле, многочисленные попытки – это скорее преувеличение, хотя зафиксирован своеобразный отрицательный рекорд – 34 попытки. Существуют строгие правила, согласно которым бык должен быть умерщвлен в течение 10 минут после начала третьей терции (заключительной части). Если этого не произошло, тореро даётся первое предупреждение. Через 3 минуты даётся второе предупреждение. Если ещё через 2 минуты бык жив, то его уводят, чтобы оставить для следующей корриды или заколоть. Такое развитие событий является позорным для любого тореро.

– Пойдем просто посмотрим на арену, да сходим в местный музей корриды.

Севильская арена для корриды Маэстранса (Plaza de Toros de la Maestranza) – старейшая арена для боя быков в Испании. Считается одной из самых красивых и самых именитых в стране. Возведение сооружения, вмещающего 14 тысяч зрителей, началось в 1749 году и продолжалось почти 120 лет. Арена, как и положено, круглая, хотя первоначально коррида проводилась на городских площадях, обычно прямоугольной формы. С формированием правил корриды в 18-м веке, с тем, чтобы бык не забивался в угол, стали сооружать круглые площади.
В центре арена слегка выпуклая. Это дает небольшое преимущество матадору – за счет уклона, он может быстрее набрать скорость, и увернуться от быка.

Так как солнце в основном светит на одну сторону арены, эта сторона называется “Sol” – солнечная. Сторона, находящаяся в основном в тени, называется “Sombra” – теневая. Во время корриды существуют места, с которых солнце уйдёт, а также места, где оно может появиться. От того на какой стороне сидеть, зависит стоимость билетов.

Посещение арены и музея проводится в сопровождении двуязычного экскурсовода (испанский/английский), и стоит 7 евро на человека; дети до 6 лет – бесплатно; по понедельникам в определенные часы тоже бесплатно. Приходить можно без бронирования, туры проводятся каждые 20 минут практически ежедневно.

Билеты в музей >>

Готовность нападать на все, что движется и раздражает их – вот специфические черты характера боевых быков, используемых в корриде.

В Испании насчитывается более тысячи ферм по выращиванию таких бычков. Все они относятся к особой, агрессивной породе, прародители которой – дикие быки урос, широко распространенные в средневековой Испании. В корриде могут участвовать как молодые бычки, новильос, так и взрослые шестилетние, весом в полтонны. В раннем возрасте бычков обязательно клеймят и позже проводят тьенту – испытание на “профпригодность” и отбор для боя быков. Особо ценятся быстрота реакции, умение резко трогаться с места и резко ускоряться во время атаки, резвость, напористость, порывистость, мощь, элегантность в движениях, а также психологические особенности – например, способность быка увлечься погоней и поединком.

От того, как правильно фермер отберет быков для корриды, во многом зависят успех и зрелищность спектакля. Известны случаи, когда публика просила помиловать быка за его красоту, силу, элегантность, храбрость и благородство в бою. Помилованный бык становится производителем: он должен передать потомству качества, высоко оцененные публикой, но никогда не будет снова выпущен на арену.

Севильская публика считается одной из самых искушенных. Если тореро ей не понравился, она выражает это свистом, шиканьем, шумом и злыми шутками. Если матадор был бесцветным, неинтересным, публика просто молчит, и это – плохой знак. Но когда спектакль удался, публика выражает свое восхищение аплодисментами, овациями, взмахами платков и требует у президента корриды осчастливить удальца трофеями: одним или двумя ушами быка, а порой – и это наивысшая похвала! – хвостом.

Практически во всех, в том числе в центральных испанских газетах есть колонка, которая сообщает о результатах корриды. Выглядит это так: дата и место боя, имя тореро, порода быка и короткий комментарий. Например: “овации стоя”, “тишина”, “скандал”, или “круг почета”, “одно ухо”, “два уха и хвост”. Этакие шифровки для понимающих :) Кстати, если матадор заслужил за корриду два уха, то поклонники выносят его на руках. Лучшим тореро на некоторых турнирах вручают своеобразного “Оскара” – золотое бычье ухо.

Чтобы стать тореро, который сражается один на один с быком и должен в финале корриды убить животное, нужно пройти длинный путь. Хорошая физическая форма спасает тореро жизнь. Самые обычные упражнения вроде “гусиного шага” и “пистолетика” чередуются со специфическими, на разработку запястий, талии, шеи. К тому же умение ловко “пятиться”, то есть отбегать назад, не менее важно, чем умение бегать вперед – к быку нельзя поворачиваться спиной.

Следующая ступень – “простые” бои с годовалыми бычками и без помощи пикадоров (наездников, которые специальными пиками наносят удары в загривок боевого быка, чтобы ослабить мускулы его шеи и убедиться в его реакции на боль). Постепенно схватки становятся все сложнее, а в день своей первой “большой” корриды претендент проходит церемонию посвящения в матадоры – так называемую “альтернативу”: получает из рук заслуженного матадора мулету и шпагу, с которыми должен тут же выйти на арену и убить своего первого взрослого быка.

Старинный тренировочный манекен:

Отцом современной корриды считается Франсиско Ромеро – основатель одного из самых прославленных родов испанских тореро. Именно он в 1726 году ввел в практику использование мулеты – куска яркой ткани со скрытой в нем шпагой, которым тореро раздражает быка. Он же разделил бой быков на три части: терцию пик, терцию бандерилий и смертельный поединок. Его дети и внуки продолжили развивать искусство тореро, но поистине золотым веком испанской корриды считаются 1910-1920-е годы. Такие имена, как Хуан Бельмонте и Хосе Ортега (Хоселито), погибший в 1920 году от ран, нанесенных ему быком по кличке Танцовщик, вписаны золотыми буквами в историю корриды.

А в конце 1930-1940-х годов по всей Испании гремело только одно имя – Манолете. Он получил известность вскоре после окончания Гражданской войны и, по мнению некоторых, был лучшим тореадором Испании всех времён, став также одним из самых популярных людей в стране. В Испании выпускались изображавшие его фигурки, ему посвящались песни, в его честь был назван новый сорт ликёра. В отдельные годы он совершал более ста поединков, 11 раз бывал серьёзно ранен.
Хладнокровный тореро был настолько великолепен на арене, что высшей награды в виде двух ушей и хвоста для него оказалось маловато, поэтому пришлось придумать новую – копыто. Когда он превзошел даже это, ничего не оставалось, как присудить ему два копыта! Наверняка, он добился бы и всех четырех, но…

Тореро погиб в 1947 году в 30-летнем возрасте, в результате смертельной раны, нанесённой ему быком по кличке Ислеро. Этот бык был пятым по счету, убитым Манолете в тот день, и оба этих события повергли Испанию в шок. Популярность и авторитет Манолете в стране были настолько сильны, что диктатор Франсиско Франко после его гибели объявил в стране трёхдневный национальный траур.

Афиша корриды 1941-го года с участием Манолете :

В музее привлекла внимание голова коровы Ислеры – матери того самого бычка, смертельно ранившего Манолете. Сразу после трагедии её… того, порешили, так как боевые качества быков передаются по материнской линии. Чтобы, значица, не произвела на свет еще одного Манолете-убийцу.

Глядя на суровую бурёнку кто-то из нашей группы спросил экскурсовода:

– А вы уверены, что это корова, а не бык?
На что женщина с улыбкой ответила:
– Real cow doesn’t look like cow! (- Настоящая корова не выглядит как корова!).

Выставленные в соседнем зале костюмы матадоров заставили чуть ли не зажмуриться. Экая опереточная роскошь! Но что поделать – традиция.
“Traje de Luces” (парадный костюм, буквально – “костюм огней”) до 18-го века изготовлялся из замши, но затем его начали шить из шёлка и украшать золотом и серебром, а также блёстками.

Костюм можно взять в аренду или купить подержанный, но это плохая примета, поэтому тореро стараются приобрести новый или даже cшить на заказ. Портной возьмет не менее 2000 евро, но трата с лихвой окупается: за один бой “звезда” получает до 200 000 евро. Новичкам же приходится раскошеливаться не только на костюмы, но и на то, чтобы выступить на арене. По словам экскурсовода, в первые выходы они не только ничего не получают, но даже вынуждены их оплачивать из собственного кармана.

Вообще, мир корриды полон суеверий, примет и обычаев. Есть приметы, общие для всех тореро: например, перед выходом на арену оставлять свет в комнате включенным, чтобы выключить по возвращении, и хорошо бы, чтобы во время корриды в комнату никто не входил. Многие приметы связаны с кроватью, которая ассоциируется со смертным ложем: тореро стараются не садиться на нее, одеваясь перед схваткой, и никогда, особенно в день корриды, не кладут туда головной убор. Многие тореро не используют в своих костюмах желтый цвет – он слывет плохим. Дурной приметой считается увидеть быка до начала корриды или встретить женщину в коридорах перед выходом на арену.

Кроме того, практически у каждого тореро есть свои амулеты, хорошие и плохие приметы и ритуалы. Маноло Монтолиу перед выходом на арену оставлял в ванной комнате открытым кран в раковине, Рафаэль Сото Морено считал плохой приметой в день корриды встретить на пути курицу. А Хосе Мариа Мансанарес надевает панталоны всегда с правой ноги, никогда не стрижет в день корриды ногти или волосы и одевается только в сине-голубые и красные тона.

Если коррида была неудачной, тореро больше никогда не селится в той же гостинице, не надевает костюм, в котором опозорился или получил травму, или меняет цвета одежды. А многие отказываются сражаться с быком на той арене, на которой потерпели неудачу.

В программу тура также входит посещение часовни (Chapel of the Virgen de la Caridad), где тореро молятся перед выходом на арену, и лазарета – в 20% боев матадорам нужна срочная медицинская помощь. Ранения, в том числе серьёзные – не редкость. Чаще всего они наносятся в нижнюю часть тела: в бедро, пах, брюшную полость. Последний смертельный случай произошел на этой арене в 80-х годах прошлого века.

Традиции традициями, но у корриды в Испании много и противников. Каждый год накануне открытия сезона коррид члены благотворительных организаций, выступающих против проведения боя быков, выходят на площади городов и устраивают впечатляющие манифестации. Корриды больше не проводятся на Канарских островах, а с 2012 года запрещены в Каталонии.
Но пока, несмотря на кипящие вокруг неё страсти, коррида остается не только визитной карточкой Испании, но и неотъемлемой частью культуры и быта испанцев, которые ходили и будут ходить на бой быков.

Проведя в недрах Маэстрансы около часа, мы неспеша пошли к следующей запланированной на сегодня точке – Севильскому собору. Не доходя до него, сели перекусить в первую попавшуюся “пивнушку-сервезарию” (от исп. Cerveza – пиво), и как же хорошо там кормили! Шикарные тапас, кальмары на гриле, и верх гурманства – суп salmorejo. Мы большие любители гаспачо, и частенько готовим его дома вот по этому рецепту Хосе Андреаса. Так вот, сальморехо – это гаспачо следующего уровня, с насыщенным чесночным вкусом и разными добавками, в зависимости от пристрастий повара. На вид сальморехо розовато-оранжевого цвета, подобно гаспачо, но значительно гуще благодаря добавлению хлеба.
Консистенция сальморехо позволяет использовать его в качестве соуса для макания. В Андалусии он известен также под несколькими другими названиями, например, исп. ardoria. Сальморехо, сервированный в стеклянных бокалах, часто подаётся в качестве тапас. Очень рекомендуем тем, у кого похожий вкус.

А вот и собор. Catedral de Sevilla (Мария-де-ла-Седе) – крупнейший готический собор в Европе. Строили его всего 100 лет (15-й век), что явилось каким-то невероятным рекордом для того времени. Ведь, как мы помним, Миланский, а тем более Кёльнский соборы возводили чуть ли не по полтыщи лет с гаком.

Ведут в собор 15 ворот-дверей, каждые из которых украшены своим собственным орнаментом, фигурами святых, и библейскими сценами. К примеру, эти ворота называются Puerta del Principe, а бронзовая статуя перед ними является аллегорическим изображением Веры (“The Triumph of Faith”) как символа торжества христианской веры над мусульманской. Точно такая же El Giraldillo есть на башне собора в виде флюгера, серьезно пострадавшая (но потом отреставрированная) после знаменитого чудовищного Лиссабонского землетрясения 1755 года, одного из самых смертоносных землетрясений в истории, унёсшим жизни около 80 тысяч человек за 6 минут.
Считается, что это вращающееся украшение и стало причиной появления народного прозвища колокольни – Хиральда (крутящаяся).

Входной билет стоит 8 евро, и распространяется на посещение всех основных сегментов собора, сокровищницы, и даже колокольни Хиральды. Прогуливаясь под гулкими сводами собора, создавалось впечатление, что тот далеко не бедствует.

Педро де Кампанья: “Снятие с креста” (1547):

Мало того, что на каждом шагу встречаются картины Мурильо, Веласкеса и Гойи, многочисленные алтари выполнены из золота и серебра (а на главный ушло аж 3 тонны сусального золота!), так поговаривают, что и крест собора сделан из первого золота, привезённого Колумбом из Америки.

Altar de Plata (Серебряный алтарь):

Гигантская серебряная корона в одноименном алтаре:

Инкрустированный золотом и серебром каменный крест в Сокровищнице (Tesoro Catedralicio).

Расположенная в нескольких комнатах, Сокровищница охраняется не просто бабушками-смотрительницами, а вполне серьезными на вид вооруженными товарищами. Здесь собраны священные сосуды, различные церковные реликвии, книги, кресты, украшения, облачения для литургии, а также около 550 картин на религиозные темы. Всё просто пышет богатством – по глазам бьет золото, серебро, жемчуга и бархат.
Данная Tesoro считается наиболее полно сохранившимся собранием художественных сокровищ в церковной среде Испании.

В сокровищнице Севильского кафедрального собора хранится прекрасная золотая корона, инкрустированная 11-ю тысячами драгоценных камней – Corona de la Virgen de los Reyes.

Самым удивительным элементом этой ювелирной работы является фигурка одного из ангелов, держащего мини-корону. Торс ангела сделан из огромной настоящей жемчужины, полностью повторяющей очертания человеческого тела. При этом мастер не правил и не обрабатывал жемчужину, а просто использовал чудо природы в своей работе.

Огромная серебряная дароносица (около трех метров в высоту) для почитания Святых Даров, выполненная ювелиром и скульптором Хуаном де Арфе в 16-м веке. Или как принято говорить в Католической церкви – монстранция (лат. monstrare, то есть показывать, демонстрировать).

В соборе многое представляется очень крупным – видно, что когда строили, хотели удивлять. Если алтарь, так самый большой, если решетки – так самые высокие, если кресты – так самые массивные. Вот и двойной музыкальный оргaн попадает в эту категорию, раскинувший свои трубы чуть ли не до потолка.

Ажурный потолок трансепта. Центральный неф достигает здесь высоты 42 метра, и если бы не подсветка и длинный объектив, разглядеть потолок было бы практически невозможно.

Скульптура короля Фердинанда III Кастильского, выполненная Ролданом (1671). Король, позже известный как Св. Фернандо, изображен с традиционными символами власти – мечом в одной руке и державой в другой.
Во время своего правления, Фернандо активно проводил реконкисту, завоевав практически все мусульманские государства на юге Пиренейского полуострова, присоединив их к своим владениям. После взятия Севильи, король занялся внутренней организацией своего королевства. Понимая необходимость создания сильного флота, Фернандо основал здесь верфи, и щедро вознаграждал мореплавателей. Католическая церковь причислила его к лику святых спустя четыре столетия.

А вот одно из главных сокровищ Севильского собора – гробница Христофора Колумба, которая была установлена здесь в 1900 году. Гроб, где предположительно хранятся останки Колумба, несут аллегорические фигуры четырех королей, каждый из которых символизирует одно из христианских королевств старой Испании.

Как известно, открыватель Америки к концу своей жизни находился в плохих отношениях с испанской короной, поэтому завещал, чтобы его ни в коем случае не хоронили на испанской земле. Севильские власти осуществили желание Колумба, расположив его гроб в воздухе. Вот и думай теперь – то ли это была ирония, то ли такой эффектный прием, позволяющий нивелировать последнюю волю умирающего.

Кстати, до недавнего времени было не совсем понятно, чей же прах находится гробу. На останки Колумба претендовала еще Доминиканская республика (небезосновательно, надо сказать). В 2006-м году группа ученых провела генетическую экспертизу, и поставила точку в этом вопросе – правильные кости в Севилье. Только ученые были испанские… А у Доминиканской республики денег на дорогостоящие исследования нет.

Не могу не процитировать отрывок из гениального рассказа Ильфа и Петрова, написанного аж в 1936 году (а как будто вчера!), под названием “Колумб причаливает к берегу” (хотя так и просится: “Без публисити нет просперити!”).

***

– Земля, земля! – радостно закричал матрос, сидевший на верхушке мачты.
Тяжелый, полный тревог и сомнений путь Христофора Колумба был окончен. Впереди виднелась земля. Колумб дрожащими руками схватил подзорную трубу.
– Я вижу большую горную цепь, – сказал он товарищам по плаванию. – Но вот странно: там прорублены окна. Первый раз вижу горы с окнами.
– Пирога с туземцами! – раздался крик.
Размахивая шляпами со страусовыми перьями и волоча за собой длинные плащи, открыватели новых земель бросились к подветренному борту.
Два туземца в странных зеленых одеждах поднялись на корабль и молча сунули Колумбу большой лист бумаги.
– Я хочу открыть вашу землю, – гордо сказал Колумб. – Именем испанской королевы Изабеллы объявляю эти земли принадлежа…
– Все равно. Сначала заполните анкету, – устало сказал туземец. – Напишите свое имя и фамилию печатными буквами, потом национальность, семейное положение, сообщите, нет ли у вас трахомы, не собираетесь ли свергнуть американское правительство, а также не идиот ли вы.

Колумб схватился за шпагу. Но так как он не был идиотом, то сразу успокоился.
– Нельзя раздражать туземцев, – сказал он спутникам. – Туземцы как дети. У них иногда бывают очень странные обычаи. Я это знаю по опыту.
– У вас есть обратный билет и пятьсот долларов? – продолжал туземец.
– А что такое доллар? – с недоумением спросил великий мореплаватель.
– Как же вы только что указали в анкете, что вы не идиот, если не знаете, что такое доллар? Что вы хотите здесь делать?
– Хочу открыть Америку.
– А публисити у вас будет?
– Публисити? В первый раз слышу такое слово.

Туземец долго смотрел на Колумба проникновенным взглядом и наконец сказал:
– Вы не знаете, что такое публисити?
– Н-нет.
– И вы собираетесь открыть Америку? Я не хотел бы быть на вашем месте, мистер Колумб.
– Как? Вы считаете, что мне не удастся открыть эту богатую и плодородную страну? – забеспокоился великий генуэзец.
Но туземец уже удалялся, бормоча себе под нос:
– Без публисити нет просперити.

Читать далее >>

А завершить экскурсию в Севильский собор хорошо на высоте, поднявшись на смотровую площадку колокольни Хиралды. Кстати, сам подъем тоже достоин упоминания: лестниц нет, просто пологая каменная рампа в 33 пролета, возносящаяся на 110 метров. Нигде больше не доводилось такого видеть!

Дело в том, что первоначально, в период владычества мавров, Хиральда являлась минаретом Большой мечети. Согласно законам ислама, каждый мусульманин должен молиться пять раз в сутки: утром, в полдень, после полудня, вечером и ночью. О времени каждой молитвы возвещал муэдзин, который поднимался на колокольню на лошади. Так что удобством подъема мы обязаны именно им :)
Припомнилась похожая ситуация с французским Дворцом Фонтенбло, где лестница в виде подковы тоже была предназначена для всадников.

С высоты башни можно рассмотреть всю старую Севилью. К подножию собора сходятся переулки квартала Санта-Крус с облицованными кафелем разноцветными домиками. Повсюду уютные, утопающие в цветах внутренние дворики, вымощенные гранитными плитками, в которых аккуратно прорезаны отверстия для апельсиновых деревьев.

При Севильском соборе тоже есть свой Апельсиновый дворик – Patio de los Naranjos. Хотя какой там дворик! Полноценный двор 40 на 80 метров. При мусульманах это была молельная площадь, ну а сейчас просто апельсиновый сад, где очень приятно находиться в жару.

Вдалеке виднеется вантовый мост кольцевой автодороги через Гвадалквивир, который позволяет крупным судам попадать в порт. Если б не Александр-Сергеевич-наше-всё, то запомнить языколомательное название иноземной реки было бы куда сложнее:

Ночной зефир
Струит эфир.
Шумит,
Бежит
Гвадалквивир.

С восточной стороны Апельсинового дворика располагается знаменитая библиотека, основанная сыном Колумба – Эрнандо. Здесь хранятся редчайшие манускрипты, книги, миниатюры, в том числе и рукописи самого мореплавателя. Всего библиотека насчитывает более трех миллионов томов.

В целом, Севильский собор, конечно, стоит посещения. Он интересен как изнутри, так и снаружи, и определенно является одним из самых красивых католических соборов мира.

По мелким улочкам, паутинкой опутывавших площадь, мы добрались до музея фламенко – Museo del Baile Flamenco, где на вечер была сделана резервация на представление. Билеты (по 20 евро) купили еще дома по интернету, и правильно сделали – при нас давали от ворот поворот многим туристам; мест нет, все билеты проданы.

Севильский музей фламенко расположился в здании 18-го века, построенного в свою очередь на фундаменте древнеримского храма. Кроме собственно самой экспозиции, посвященной истории фламенко, здесь проводятся шоу, и даже работает школа для тех, кто желает научиться всем тонкостям этого страстного танца.

К назначенному часу мы расселись на стульях, расставленных с трех сторон от сцены, а на неё взошли две танцорши с командой музыкантов, к которым позже присоединился байлаор – очень стройный танцор-мужчина. Импровизационный характер фламенко, сложный ритм и специфическая техника исполнения нередко препятствуют точной нотной записи мелодий фламенко. Поэтому искусство как гитариста, так и танцора, и певца обычно передаётся от мастера к ученику.

О, как эмоционально они отплясывали, лихо стуча каблуками, в том числе и по дополнительной, специально принесенной доске, дающей другой звук, чем пол сцены. Чаще всего ритм отбивается каблуками (сапатеадо), прищёлкиванием пальцев (питос) или хлопками ладоней (пальмас). Наиболее чистые формы фламенко избегают использования кастаньет, так как они ограничивают возможность страстной и выразительной игры кистей рук.

Важный элемент образа танцовщицы – традиционное платье, называемое bata de cola, обычно до пола, украшенное оборками и воланами. Прообразом этого платья стало традиционное одеяние цыганок. Неотъемлемой частью танца является изящная игра с подолом платья, а также с большим веером и испанской шалью с очень длинными кистями.

За час танцоры успели переодеться три раза, и немудрено: сидя у сцены, я прекрасно видела, как на неё падают капли их пота. Выложилась команда на 100%, подарив нам восхитительное зрелище и прекрасный вечер.

По дороге домой ребенок, естественно, практиковал только что увиденные движения фламенко, ну а муж отбивал такт под любимые мелодии Пако де Лусия. Побаловав себя Сангрией в Готическом квартале, мы поймали такси, и через 10 минут уже были в гостинице.

Часть 1-я   |   Часть 2-я   |   Часть 3-я   |   Часть 4-я   |   Часть 5-я   |   Часть 6-я   |   Часть 7-я

Часть 8-я   |   Часть 9-я   |  Часть 10-я  |   Часть 11-я   |   Часть 12-я   |   Часть 13-я   |  Часть 14-я

Часть 15-я   |  Часть 16-я   |  Часть 17-я   |  Часть 18-я   |  Окончание

Катерина Андреева.
Хьюстон, Техас – Испания – Португалия.
Сентябрь, 2012.

Фотографии:

Madrid
Segovia & Avila
Toledo

 

 

 

 

 

 

 

Barcelona
Montserrat
Granada

 

 

 

 

 

 

 

Gibralar
Seville
Andalusia

 

 

 

 

 

 

 

Cordoba
Sintra
Lisbon

 

 

 

 

 

 

 

Obidos
Tomar
Porto

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.

14 thoughts on “Испано-португальский вояж на автомобиле. Часть 10

  1. ОльгаХа
    February 20, 2017

    Спасибо за очень интересный рассказ о корриде. Теперь захотелось и музей посетить.

  2. alte_hexe
    February 5, 2015

    На Хиральду поднимались на осликах

  3. alma_viajera
    January 26, 2015

    Катерина, большое спасибо за прекрасный и подробный отзыв. Люблю читать о местах, где бывала сама и сравнивать ощущения))) Очень понравилось описание регламента корриды и интересные подробности из жизни тореро. Интересно, что каждая испанская арена для боя быков претендует на звание “старейшей”, но, если я всё правильно помню, то к таковой относится все-таки арена в Ронде. В 1785 году там уже состоялось первое представление. Не сочтите за поправку, просто всегда и везде хочется говорить и слушать про Испанию)))

  4. Pingback: Все про Авто » Blog Archive » Испано-португальский вояж на автомобиле. Часть 13

  5. Pingback: Испано-португальский вояж на автомобиле. Часть 12 | Kleinburd News

  6. Pingback: Испано-португальский вояж на автомобиле. Часть 11 | Kleinburd News

  7. MaryBe
    October 23, 2014

    потрясающие фотографии!))

  8. Мария Горынцева
    October 9, 2014

    А как потом мышцы спереди, где “передняя область бедра”, как это называется анатомически!, болят!

    >> Катрин: А потом сразу на массаж!

  9. Фрайко
    October 6, 2014

    Большое спасибо за интересный пост, прочитала на одном дыхании.

  10. alexbabin
    October 3, 2014

    Огромное спасибо за Ваши рассказы! Очень содержательно и красочно.

  11. Мария Горынцева
    October 3, 2014

    Да, действительно, так ведь легче. Наверх. А вот как спускаться-то…

    >> Катрин: Ну как, на полусогнутых :)

  12. Мария Горынцева
    October 2, 2014

    И спасибо за репортаж – как всегда, зрелищно и интересно.

    То есть подъём на Хиральду – это что-то типа пандусов? Ужас…

    >> Катрин: Ну да, без ступенек. Поэтому много семей с колясками, и людей, которые сами не могут ходить.

  13. Мария Горынцева
    October 2, 2014

    Бата де кола – совсем не обязательный элемент костюма, хвост – это как отдельный аксессуар для танца, типа веера, мантона или трости.

    А доски стелют не только для звука – иногда банально чтобы танцоры не поубивали себе ноги (и туфли!) на полу, который уже пора ремонтировать. Я думаю, полы у них очень быстро выходят из строя.