Andreev.org: Фотодневники путешествий

По лоскуткам Австро-Венгерской империи. Часть 6

Продолжение рассказа о путешествии по Австро-Венгрии.

– хунгарикумы
– замок Бори
– всевенгерская здравница

Содержание:

Часть 1-я: прилет в Вену; однодневный маршрут по центру
Часть 2-я: Братислава, Словакия
Часть 3-я: Вена: Пратер
Часть 4-я: Из Вены в Будапешт
Часть 5-я: Будапешт: центр
Часть 6-я: северное побережье Балатона
Часть 7-я: Венгрия: Тапольца и Шюмег
Часть 8-я: Словения: Птуй
Часть 9-я: Австрия: Грац

Часть 6-я. Маршрут: центральный рынок Будапешта – блошиный рынок Ecseri – замок Bory – побережье Балатона – полуостров Tihany – ночлег в Хевизе.

Утром Будапешт накрыл дождь, от которого мы решили спрятаться под крышей центрального рынка. Он расположен недалеко от набережной Дуная, там же – платная стоянка для машин за 200 форинтов в час (1 евро=315 Ft).

 

Рынок с названием Központi Vásárcsarnok – труднопроизносимым для непривыкшего к мелодике венгерского языка, был построен в конце 19-го века. К тому времени, беспорядочные мини-рынки на открытом воздухе уже не могли снабжать в должной мере растущее число жителей свежими продуктами. Поэтому руководители города решили построить крытый общий рынок, аналогичный тем, что уже успели появиться и в Париже, и в других городах Западной Европы.

Большое внимание было уделено освещению и системам охлаждения продуктов, благодаря чему, рынок стал одним из самых современных на момент своей постройки. Приходят сюда и туристы, и местные, наряженные как на праздник. Они принюхиваются к палкам салями, свисающим с потолка, словно рождественская гирлянда; тыкают пальцем в пятачок свиной морды; пробуют молоко утреннего надоя; и даже дегустируют токайское и эгерскую бычью кровь.

 

Заметив среди связок лука, чеснока и перца интересные пакетики с надписью “Hungarian Bee pollen”, решили купить на пробу.

– Как это предполагается есть? – спрашиваю у продавщицы, подразумевая, что она объяснит куда сыпать, с чем мешать, и т.д.
– Ложкой! – был ответ :)

Посмеялись, да. Оказалось, что это так называемый “пчелиный хлеб”, или пергá – пыльца-обножка, собранная пчёлами с цветков растений. Имеет вид твёрдых коричнево-желтых шестигранных призмочек – гранул, очищена от воска, и высушена. И таки да, едят ложкой :) Употреблять пергу лучше натощак за 15-20 минут перед едой, не запивая водой. Перга обладает ярко выраженными антитоксическими свойствами. Она способствует повышению содержания в крови эритроцитов, ретикулоцитов и гемоглобина, обеспечивает нормализацию количества лейкоцитов и лейкоцитарной формулы. На вкус сладко-горькая.

Но главные на рынке всё же колбасники. Одних салями здесь десятки видов разной выдержки, а королева среди них – венгерская салями Pick, производимая в городе Сегед. После трех месяцев созревания на салями появляется легко узнаваемая, благородная белая плесень, которая придает особенный аромат продукту (“зимняя салями”).

 

Также очень любима и пользуется неизменным спросом среди местного населения и туристов будапештская салями Herz, с отчетливым запахом можжевелового дыма. Как и салями Pick, она производится уже очень давно, с 1888 года, и носит гордое название “хунгарикум”.

 

Hungarikum (от Hungary – Венгрия, и unicum – уникальный) – понятие в венгерской культурологии, широко используемое для обозначения целого ряда уникальных и типично венгерских предметов и явлений, продуктов, услуг, производимых в Венгрии и неразрывно связанных с венгерским образом жизни, венгерскими традициями и культурой, отражающих национальные особенности страны.

 

Из кулинарной области, кроме вышеназванных, к хунгарикумам относятся дебреценские сосиски, гуляш, “Туро Руди” – шоколадный батончик с начинкой из творога, торт “Добош”, палинка – фруктовый бренди, Токай самородный и ассу, калочайская и сегедская паприка, и еще пара десятков наименований.

На верхней галерее рынка располагаются киоски-кафе, и продавцы изделий народных промыслов. Предварительно нагулявшись по рынку, очень неплохо в какой-то момент заглянуть сюда, чтобы попробовать настоящую венгерскую кухню. Ну, по крайней мере, нам это показалось логичным. На деле же еда не понравилась. То есть всё выглядит аутентично, ароматы в воздухе такие, что язык проглотишь, интересно смотреть за процессом готовки. Но… невкусно. Может, с конкретным киоском не повезло.

Гуляш был откровенно пересолен, лангош – лепешка с чесночным соусом, сметаной и сыром походил на плохую, черствую пиццу, а штрудели-ретеши, на которые ребенок возлагал особые надежды, были просто-напросто резиновыми. Вот такой, не совсем положительный опыт. Да и условия для дегустации, прямо скажем не из лучших – настоящий проходной двор. Люди едят, пьют, а в 20 см от них курсирует толпа, кто-то при этом чихает, кто-то кашляет, кто-то… В общем, домыслите сами.

 

В подвальном помещении рынка, где когда-то были ледовые холодильники, раскинулось царство специй и грибов. А главный здесь – Венгерский сладкий трюфель (Mattirolomyces terfezioides). Это не конфета, а именно сладкий трюфель, встречающийся в Венгрии в лесах, образованных робинией ложноакациевой. Крайне редко его находят и в Испании. Время плодоношения – август-ноябрь. Очень популярный в Венгрии гриб с необычайно сладким, практически неотличимым от сахарина вкусом.

С учетом сильной, даже приторной сладости, гриб используется для всевозможных десертов, кексов, пудингов, как сладкая начинка для пирогов и пирожков, из него делают мороженое, и аналоги варенья, крем для пирожных, его добавляют вместо сахара в чай и кофе, делают с ним коктейли. Стоит около 130 евро за килограмм.

 

Цена на один и тот же товар на рынке может довольно сильно отличаться. Самые дорогие ряды – внешние, и те, что расположены ближе к входу. Они рассчитаны на туристов. Намного выгоднее покупать овощи и фрукты в глубине, где затовариваются местные.

 

Ну, и конечно же, привлекают внимание венгерские соленья. Банки оформлены с изрядной долей фантазии, а зачастую – и с юмором, и являются хорошим, красочным подарком. Только тяжелые, заразы :)

 

Пополнив свои продуктовые запасы, мы были уже готовы попрощаться с Будапештом, но напоследок завернули в еще одно атмосферное местечко – блошиный рынок Ecseri в 19-м районе, практически на выезде из города. Самый торговый день здесь – суббота, он же – самый дорогой. Продавцы специально набавляют цену из-за потока туристов. По отзывам местных, выгоднее всего приходить на рынок за час до закрытия, когда хозяева расстаются с товаром сравнительно легко, желая получить хоть какую-то прибыль.

 

Мы приехали в понедельник, и рынок, честно говоря, произвел унылое впечатление. Две трети киосков было закрыто, среди остальных неспешно прогуливались несколько туристов с выражением на лицах: «что я здесь делаю?» В редких открытых лавках продавцы с отсутствующим видом глядели сквозь людей куда-то в пространство, не делая ни малейшей попытки вступить в разговор и продать что-нибудь ненужное. День был явно нерыночный.

 

Часто лавки-киоски носили определенную направленность. Например, в одном месте продавали всё из цветного стекла (был даже ночной горшок!), в другом – ворованные уличные знаки, в третьем – картины плохого качества, и даже – фотографии кошачьих задов (но зачем, Карл?!).

 

Говорят, что здесь, за кучами хлама можно найти и редкие экземпляры старого венгерского фарфора от таких марок, как Herend, Zsolnay, и Hollóháza. Но нас привлек магазин, где торговали артефактами советской (и не только) военной эпохи.

 

Время здесь как будто застыло, а сами вещи спали летаргическим сном без всякого желания обрести новых владельцев.

 

В кучу были свалены советские пилотки, ватники, бескозырки и ушанки. Военная форма, правда, была аккуратно развешана на «плечиках» в окружении противогазов, печатных машинок, керосиновых ламп, и немецких солдатских походных наборов «миска-ложка-вилка».

 

Но, видимо, отсутствие других посетителей сказывалось на общей атмосфере: ни покупать, ни тем более торговаться категорически не хотелось, так что недолго походив среди всего этого многообразия, отправились на выход. Если уж и приезжать сюда, то только в субботу.

 

Следующей точкой маршрута стал город с языко-ломательным названием Секешфехервар, расположенный в часе езды от Будапешта на юго-запад, на половине пути к озеру Балатон.

 

В Средние века Székesfehérvár (szék – «престол», fehér – «белый», vár – «крепость, город», т.е. буквально – «Престольный белый град») был важнейшим городом Венгрии, местом расположения королевской резиденции. Здесь были коронованы 37 королей и погребены 15 правителей. Интересно, что Монгольское нашествие 1242 года не причинило ущерба городу, захватчики вынуждены были обойти Секешфехервар из-за большого наводнения, затопившего окрестности.

 

А в марте 1945 года в Секешфехерваре и окрестностях (нефтеносных районах Венгрии) проходили тяжелейшие бои в рамках Балатонской оборонительной операции. В ходе сражения советские войска отразили наступление вермахта под кодовым названием «Весеннее пробуждение» (нем. Frühlingserwachen), которое стало последней крупной наступательной операцией германских вооружённых сил во Второй мировой войне.

И кстати, известные из нашего советского детства автобусы «Икарус» тоже родом отсюда.

В городе нас интересовал замок Бори (Bory Var) – необычное строение в эклектичном стиле, построенное практически одним человеком, архитектором Йено Бори. Строил Бори «по наитию», без плана, расширяя замок с каждым годом на протяжении 40 лет.

 

В замке семь башен, 30 комнат, в том числе 3 студии, а также больше ста статуй, причем есть интересные сдвоенные на верхней галерее. На стенах – картины, мозаики внутри и снаружи, небольшие фонтаны расположены в самых неожиданных местах.

Бронзовая скульптура, символизирующая восходящее солнце (“The Rising Sunshine”):

 

Черепичная крыша одной из башен замка Бори:

 

Архитектор посвятил замок своей жене Илоне, которую обожал всю жизнь, и дарил ей на каждый день рождения по статуе. Так что женских статуй в разных образах в замке изрядное количество, ведь прожил Йено Бори долгую жизнь – 80 лет.

Скульптура “Судьба Венгрии”:

 

Подвешенный ржавый меч, символизирующий “Jus gladii” – право на применение вооруженной силы:

 

Есть здесь и могила русского радиста, погибшего в замке в 1945 году. Надгробный памятник увенчан пятиконечной звездой и маленьким крестом. Этой истории посвящен трогательный рассказ Андрея Кучерова «Замок Илоны», написанный в 1985-м году.

Ку́руцы (венг. kuruczok/kurucok, от слова «крест») — название вооружённых антигабсбургских мятежников в Королевской Венгрии:

 

A tudos – “Ученый”:

 

«В замок пришел старшина, который ночью привел радиста. Бори как мог рассказал ему о гибели Жорки, но, когда старшина собрался забрать тело, архитектор, жестикулируя, бросился к нему, стал о чем-то говорить на своем языке.

Старшина догадывался, о чем он просил. Он помялся, потом подошел к телу радиста и достал из кармана гимнастерки документы. Раскрыл небольшую помятую книжечку и долго стоял, вглядываясь в ее странички. Тяжело вздохнул и взглянул на притихшего архитектора:

— Ладно, товарищ венгр, хорони нашего Жорку. Ты только вот что…— Он снял с себя пилотку и открутил звездочку. Повертел ее в пальцах и показал Бори. Потом, раскинув руки, прочертил в воздухе очертания звезды.
— Это памятник должен быть. Понимаешь, памятник. Ну… скульптура на могиле, понял?

Бори смотрел на звездочку, на старшину и ничего не понимал.
Тогда старшина подошел к статуе Илоны, которая стояла поблизости, показал на звездочку, потом на статую и снова отчертил руками большую звезду, заново объясняя архитектору, что от него хотят.

Бори быстро-быстро закивал старшине. В тот же вечер он заперся у себя в мастерской и не выходил из нее до утра.
Утром вдвоем с Илоной они хоронили радиста.

Рядом с вырытой могилой стояла на тележке каменная звезда — копия той, маленькой, с потрескавшейся эмалью. И только в самой середине камня, почти незаметный, был выбит небольшой аккуратный крест.»

Статуя “Рождение гусара”. Настоящего гусара в этот мир аист приносит не в клюве, а на спине:

 

Часы работы замка >>

Персонажи Венгерской крестьянской войны 1514 года. С оружием – лидер венгерских крестоносцев Дьёрдь Дожа:

 

Место это очень атмосферное (особенно галерея и внутренний двор), живое, и даже ничего не зная и не читая о его создателе, пробирает до мурашек. А уж если приехать подготовленным…

Hundred Pillared Courtyard – Дворик сотни скульптур в замке Bory Castle:

 

Здесь, кстати, любят устраивать фотосессии молодожены, надеясь, наверное, что частичка того чувства, что испытывали друг к другу Йено и Илона на протяжении всей жизни, передастся и им :)

 

 

Перед дальней дорогой решили перекусить в центре Секешфехервара, в кафе-ресторане “Patria”. Зашли, не читая никаких отзывов, и не прогадали: очень удобные стулья, уютный интерьер, да и еда не подкачала. Ребенок наворачивал суп с вермишелью, еще и с добавкой, муж взял уху (ok, но ничего выдающегося), ну а мне досталась фуа-гра на бриоше, очень красиво оформленная, и даже посыпанная лепестками каких-то съедобных (надеюсь!) цветов. Оставили за всех 25 евро, а кофе в Венгрии, кстати, приносят в паре с минеральной водой (в Вене – с обычной).

 

Мы всё ближе и ближе подбирались к Балатону. Промежуточной точкой пути назначили полуостров Tihany, расположенный в 70 км от Секешфехервара, прямо в «теле» озера. Ограничение скорости держалось на 100 км/ч, резко обрываясь в попутных деревнях до 50. Городки стояли как вымершие, летний сезон отпусков уже закончился. На «балатон» начинались их имена: Balatonalmadi, Balatonfured, Balatonkenese, Balatongyorok, Balatonvilagos, и еще пара десятков похожих «балатонов».

 

Теперешнее название озера происходит от старославянского «блато» – болото, а венгры и вовсе его называют «Балчи» (Balcsi). Уникальной особенностью Балатона является его небольшая глубина, в среднем около 3 метров. Единственное относительно глубокое место озера – Тиханьская впадина около полуострова Тихань (12,5 метра).

 

Дно покрыто мелким песком. Из-за небольшой глубины вода в озере хорошо прогревается, летом средняя температура воды достигает 21-22°C, а иногда доходит и до 26°C. Вода в Балатоне чистая, но не прозрачная из-за содержания в ней планктона. Преобладающий цвет воды – светло-зелёный, однако может меняться в зависимости от погоды и времени суток. Кстати, зимой Балатон замерзает, толщина льда при этом составляет 10-20 см.

 

Курортная история Балатона началась, когда стали широко известны целебные свойства местных минеральных вод, химический анализ которых был произведен в 1772 году по указу австрийской̆ императрицы Марии Терезии. Приезжавшие «на воды» австрийские и венгерские аристократы быстро завели моду купаться в озере. Многие венгерские писатели, поэты и художники тоже приезжали сюда и черпали вдохновение в красивых пейзажах, знаменитых рыбных блюдах и местном белом вине.

 

В начале XX века в среде венгерских промышленников и банкиров, а вскоре и у состоятельной интеллигенции стало модным проводить выходные на Балатоне. Оценив открывающиеся возможности, местные землевладельцы разделили большие прибрежные участки на маленькие и начали строительство дач, но купить их могли лишь очень обеспеченные люди.

 

Мечта многих венгерских семей ездить в отпуск на Балатон начала сбываться лишь в 1930-х, когда во времена правления Миклоша Хорти в Венгрии стал появляться средний класс. Для Венгрии, лишившейся после Первой мировой войны выхода к Адриатическому морю, в этот период Балатон, действительно, стал «венгерским морем»: перед началом Второй мировой здесь каждый год отдыхали до 200 000 человек.

А в послевоенные годы коммунистическое правительство ВНР превратило озеро во «всевенгерскую здравницу», возведя на побережье профсоюзные дома отдыха и санатории.

 

Кстати, особой популярностью курорты Балатона пользовались у жителей ГДР: до падения железного занавеса поездка сюда позволяла многим семьям из Восточной Германии увидеться с родственниками из ФРГ, граждане которой могли свободно посещать Венгрию.

Улитка-гигант:

 

И вот сквозь деревья мелькнула молочно-зеленая вода озера, яркой белой точкой сверкнул парусник, а возникшая из ниоткуда дубовая аллея имени Рабиндраната Тагора (без шуток!) привела в деревню Тихань на одноименном полуострове.

 

 

Главной достопримечательностью здешних мест является бенедиктинское аббатство св. Аньоша, которое существует почти тысячу лет. Здесь хранился документ, важный не только для аббатства Тихани, но и для всей страны. Документ этот – охранная грамота аббатства.

 

Казалось бы, что особенного? Но в написанном, как и положено, на латыни документе XI века встречается несколько венгерских слов. А ведь всем понятно, каково значение первых зафиксированных письменных памятников на родном языке для национального самосознания.

 

Даже если не заходить в монастырь, то на гору, где он расположен, стоит подняться: со смотровой площадки открывается отличный вид на Балатон и гавань внизу. Сам городок Тихань – популярный туристический центр, с маленькими домишками, на белоснежных боках которых то там, то здесь сушатся связки паприки.

 

Ресторанов и кафе много, но у нас в планах было обозначено совершенно определенное место – кафе-кондитерская “Rege cukraszda”. И не зря. Пройдя насквозь через кафе, оказались на широкой террасе, освещенной фонарями-жемчужинами.

 

Балатон раскинулся прямо под ногами. Трудно было себе представить более красивое место для отдыха, да и еда не подкачала. Кофе, местное вино (2 евро за бокал!), большое разнообразие тортов (медовик и торт с лавандовым кремом – вещь!), мороженое, принесенное на половине дыни – понравилось всё.

 

Иногда, в обзорах этого кафе встречаются ругательные отзывы: мол, шумно, дети бегают и орут, сервис советский а-ля «рабочий день закончился, и меня закончил», персонал с кислыми лицами… Не знаю, может мы были в разных кафе, но наш опыт полностью противоположный: очень приветливая официантка, вкусная еда, обалденный вид, и совсем немного народа. Рекомендовать можно и нужно.

 

До места сегодняшнего ночлега в городе Heviz было еще около 70 км. Дорога проходила по краю национального парка Прибалатонской возвышенности. Ландшафт, как ни странно, вулканический: здесь множество потухших вулканов, бывших гейзеров, кратеров, выходов лавы. Рядом с городком Тапольца расположен вход в пещеры с подземными озерами, обнаруженными в 1903 году. Эту диковинку мы оставили на завтра, а пока двигались на запад, среди холмов и полей.

 

Местные жители забавно обращались с сеном: на торцах скатанных рулонов рисовали рожицы, а потом выстраивали в виде «сенных» человечков.
На очередной развилке GPS посоветовал никуда не сворачивать, но мы решили довериться знаку “to Heviz», и в результате оказались на месте на 25 минут раньше, чем планировали. Это какой-то новый объезд, которого даже еще нет на картах.

Из дома заказали на букинге апартмент “Rozsahas Heviz” за 120 евро, 2 ночи. Хозяева живут в соседнем городе, так что просят позвонить, как окажетесь на месте (хвала скайпу).

Квартира состояла из двух комнат и кухни, с абсолютно новой отделкой в тигровых тонах. Видно было, что сдается совсем недавно: всё было начищено, блестело и сверкало, включая столовое серебро. Нашим убежищем на две ночи мы остались полностью довольны; венгерский сегмент путешествия в самом разгаре.

 

Часть 1-я   |   Часть 2-я   |   Часть 3-я   |   Часть 4-я   |   Часть 5-я   |   Часть 6-я   |   Часть 7-я   |   Часть 8-я   |   Часть 9-я  

Катерина Андреева.
Хьюстон, Техас – Австрия – Словакия – Венгрия – Словения – Чехия.
Сентябрь, 2014.

Фотографии:

Vienna
Bratislava
Budapest

 

 

 

 

 

 

 

Balaton
Tapolca and Sümeg
Ptuj and Zelezna Gora

 

 

 

 

 

 

 

Graz
Ljubljana
Triglav National Park

 

 

 

 

 

 

 

Hallstatt

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.

3 thoughts on “По лоскуткам Австро-Венгерской империи. Часть 6

  1. 9997999
    March 1, 2018

    Не понятно, что венгры называют паприкой: острый перец (как на 6-й снизу картинке) или “болгарский” перец?

    1. Katrin
      March 1, 2018

      И то, и другое.

      “Па́прика — порошкообразная пряность из сладких (нежгучих или слабожгучих) сортов стручкового перца (Capsicum annuum).”
      У Capsicum annuum существует множество сортотипов, например пе́рец болга́рский.

  2. Мария Горынцева
    March 1, 2018

    Спасибо за такой подробный репортаж!

    А фото с парусом на Балатоне такое хорошее, что аж жутковатое!